Глобальный Электронный Концлагерь и пситеррор

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Глобальный Электронный Концлагерь и пситеррор » Все вопросы » Психиатрия - культ безличности


Психиатрия - культ безличности

Сообщений 61 страница 88 из 88

61

Психология психиатров

Читатель мог заметить, что я при каждой возможности акцентирую повадки и психологические мотивы психиатрических упырей (ПУ). Это - пропагандистская задача: сделать врага узнаваемым. Когда ПУ весь из себя в халате "профессор входит в дверь", то это может у внушаемых людей вызвать безотчётное уважение и доверие к нему. Совершенно иное - когда человек распознаёт характерные для ПУ психиатрические трюки, трусливость перед общественным мнением, иррациональность высказываний, уклонение от определённых вопросов, постоянные попытки втянуть окружающих в свои самооправдания, манера стоять или сидеть с каменным видом, наглость в провоцировании и т.д. Речь идёт о том, чтобы научиться идентифицировать ПУ чуть ли не на психомоторном уровне, по габитусу.

Приводимое ниже свидетельство вскрывает не ошибочность, а умышленность преступных действий ПУ. Если нет разницы, что "диагностировать", то почему Психиатрия выделяет разные состояния? и почему тогда ставить всем одинаково тяжёлый "диагноз", а не одинаково лёгкий? То есть, доказывает, что ПУ психологически самоутверждается тем, что обрекает. На что гениально указывает В.Высоцкий, говоря от имени психиатрических "пациентов":
https://www.youtube.com/watch?v=-CFqhVQj-qA
"Нас берите, обречённых..."
("Письмо в редакцию телевизионной передачи "Очевидное - невероятное" из сумасшедшего дома, с Канатчиковой дачи", 4:17).
То есть, вытекающий отсюда вопрос можно сформулировать так: кем обречённых? - сонмом ПУ.

Этот мотив обрекать связан с породившей карательную Психиатрию Западной цивилизацией, которая основана на протестантизме, делящем людей на заведомо "спасённых" и "обречённых", так что субъективные намерения и действия людей всё равно не дают им возможности изменить свою загробную участь. Соответственно, мыслящий себя отдельным и суверенным, и оттого падкий возомнить себя Богом, протестантский субъект (пардон за оксюморон) имеет психологическую наклонность обрекать.

Соответственно, "объект, не имеющий перспективы" - это и есть обречённый. Потому-то ПУ, массово отягощающие "диагнозы", сколь настаивают, что так делать, дескать, "лучше", столь и не желают объяснить "чем лучше". Это идеологическая доминанта, и признаться в ней ПУ психологически не в состоянии. Так как скрывают "заветное", избегают затрагивать и обнажать "сакраментальное" перед чужими или "профанами".

      https://olga-srb.livejournal.com/599856.html , копия в архиве Интернета - http://archive.fo/2Issz
      (жирным шрифтом выделено автором, курсивом - мною)

Ольга Серебровская
2019-08-09 11:01:00   
Как устроен интернат
(...) К огромному сожалению, во многих интернатах мы сталкивались с недооценкой потребностей всех воспитанников: и тех, которые полностью себя обслуживают и могли бы посещать коррекционную школу и овладевать простыми профессиями, и тех, которые благодаря отсутствию развивающих интервенций ведут исключительно лежачий образ жизни. В отношении первых нередко имеет место гипердиагностика, то есть ребенку ставится более тяжелый диагноз, чем следует. Почему так происходит?

Если коротко, то причина – в низкой профессиональной компетентности и безответственности. Рассуждения типа «лучше поставить диагноз похуже, чем получше» мы слышали повсеместно. Чем это лучше, никто нам так и не разъяснил. На умственно отсталого ребенка специалисты изначально смотрят как на объект, не имеющий перспективы, и потому они не видят разницы между легкой, умеренной и тяжелой степенями умственной отсталости, а ведь это – совершенно разные возможности в плане получения образования!

Ребенок с легким и умеренным снижением может посещать занятия в коррекционной школе, может получить элементарную профподготовку и в будущем жить независимо (или на сопровождаемом проживании), в то время как глубоко умственно отсталый не получает никаких образовательных услуг и обречен на стационарные формы социального обслуживания (то есть только в ПНИ).

Спрашиваю: «Почему не поменяете диагноз на более легкий?» (при этом доктор согласен, что диагноз тяжелее состояния).
Ответ: «Да какая разница? Все равно он умственно отсталый!».

Это примерно тоже самое, что на вопрос «почему не была сделана операция», ответить: «Да какая разница? Он бы все равно когда-нибудь умер».

0

62

Вы написали глупость.
Ваши ПУ (психологические упыри)
Совсем, и совершенно не то, что вы утверждаете. Если по вашему то - есть некие придурки злые, потому, что злые, и они зло делают. Глупость она и есть глупость....

Всё проще - есть люди желающие сделать из людей болванов, и они нанимают других людей, чтобы они оболванили массы. Они этим и занимаются. И работа у них называется - тролль. Он за своё оклад, любую дурь будет вносить в массы. и НЕТ никаких ПУ....

0

63

Иона Молчун написал(а):

Всё проще...

Я заинтересован в том, чтобы из любой концепции или модели можно было сделать конкретные выводы, как способствовать друзьям и положительному и пресекать врагов и отрицательное. То есть, чтобы из них можно было вывести подходы, технологии действия. Как говорит одна из преподавательниц факультета математики и механики ЕГУ: "Теория - это оружие". Если из Вашей теории о Психиатрах можно сделать такие выводы, то было бы замечательно, если бы Вы их изложили.

0

64

Психиатрические волки в овечьей шкуре

"Мы хотим вам помочь."

https://kajaleksei.livejournal.com/170795.html , копия в архиве Интернета - http://archive.fo/7RIiV
http://sd.uploads.ru/wMrbH.jpg

0

65

Все мозги разбил на части

Если мозг не сдаётся, то его уничтожают Психиатры и им подобные. Во имя принуждения к толерантности. Отклонение от которой рассматривается даже не как субъективное мыслепреступление, а врождённое "мозгопреступление". То есть, толерантными надо быть к тем, кто родился с другим цветом кожи, - но не к тем, кто родился с другим паттерном активности мозга, причём - не нарушает никаких законов. Маленькая терминологическая хитрость: ведь стереотипы - это убеждения человека. Речь идёт о том, чтобы технически контролировать - модифицировать убеждения. А всякие «Я не разделяю ваших убеждений, но готов умереть за ваше право их высказывать» годятся лишь для торжественных демократических ритуалов.

Что касается Психиатров, то в этой связи самое смешное то, что ещё в 1960-х был проделан эксперимент. Взяли тысячу психиатрических "историй болезни", без диагнозов, и предложили европейским и американским психиатрам по ним поставить диагнозы. 80% европейских психиатров поставили "паранойю", а 80% американских - "шизофрению". Пикантность состояла в том, что тогда эти два "диагноза" считались несовместимыми (это сейчас Психиатры их слили в "параноидную шизофрению"). То есть, Психиатры приписывали "диагнозы" сугубо по местному стереотипу.

Диву даётся биохимик и писатель Леонид Андреев, переехавший в США. Перевод, возможно, принадлежит ему, так как мне не удалось найти его ещё где-то в Интернете.
      https://systemity.livejournal.com/5616656.html , копия в архиве Интернета - http://archive.fo/rZH31

https://www.breitbart.com/europe/2019/08/19/italian-psychologist-proposes-electric-shock-treatment-to-eliminate-prejudices/
Абсолютно неграмотная шантрапа по профессии "итальянский психолог" ... считает, что "Равенство - это фундаментальное право каждого гражданина и обязанность нашего общества. "Равные возможности являются не только неотъемлемой чертой демократического общества, но и важнейшей основой инноваций, экономики и общего благосостояния страны." ...[Она] предложила изменять бессознательные предрассудки и стереотипы людей, подвергая части мозга электрическим и магнитным импульсам.

За последние 20 лет исследователи пытались изменить (L.A. - Непонятно зачем!!! По всей видимости, чтобы превратить людей в удобные для манипулирования клоны. /.../) этнические и расовые стереотипы и предрассудки людей, предоставляя информацию, которая противодействует этим предрассудкам, пишет Маддалена Марини, однако эти вмешательства, хотя и в некоторой степени эффективные, дали лишь ограниченные результаты, особенно в отношении постоянства воздействия. Исследователь постдокторантуры в Итальянском технологическом институте (IIT) Марини говорит, что эти стереотипы настолько внушены человеческому разуму, что "единственный способ изменить их - это изменить биологические механизмы мозга, ответственные за формирование и контроль этих стереотипов".

Для этого Марини предлагает использовать "неинвазивные методы стимуляции мозга, которые "модулируют механизмы, посредством которых мозг регулирует наше поведение", вводя транскраниальные электрические или магнитные токи. Исследования позволили нам определить сеть областей мозга, причинно вовлеченных в эти процессы, показав, что "увеличивая или уменьшая активность некоторых из этих областей, можно уменьшить силу бессознательных стереотипов", - пишет она, или "предубеждений", приводящих к тому, что, например, " террористические акты ассоциируются с арабским происхождением".

До прихода в ИИТ Марини работала в докторантуре в Гарвардском университете (с 2012 по 2017 год), и в этом году она выступила с докладом TEDx об устранении предвзятости в отношении женщин в Генуе. Научные исследования "показали, что наш разум содержит стереотипы и предрассудки, которые связаны с различными социальными характеристиками людей, такими как, например, этническая принадлежность, цвет кожи, вес, пол, возраст, сексуальная, политическая или религиозная ориентация, инвалидность и физическое или психическое заболевание", - утверждает она. "Хотя современное общество населено людьми, принадлежащими к разным культурам, наш разум по-прежнему отражает следы эволюционного наследования, когда люди жили в небольших группах, состоящих из людей со сходными генетическими и социальными характеристиками, что заставляет нас по-прежнему отдавать предпочтение людям, которые являются социально и культурно "похож на нас" на тех, кто "отличается от нас".

Марини не заявляет, считает ли она, что лечение от предрассудков и стереотипов должно быть строго добровольным или обязательным в некоторых случаях. Она действительно предполагает, что люди неспособны искоренить свои предубеждения - или даже признать их - самостоятельно.

Источник
      https://www.breitbart.com/europe/2019/0 … rejudices/ , копия в архиве Интернета - http://archive.fo/7Zv4G
      Italian Psychologist Proposes Electric Shock Treatment to Eliminate Prejudices

Свернутый текст

0

66

Бездоказательная психиатрия

Я уже цитировал самую ненавистную Психиатру фразу его жертвы: "Докажите это". Психиатрический упырь (ПУ) скорее согласиться съесть сигарету, чем услышать такую убийственно спокойную, вдумчивую фразу. Но тут незадача: возникло авторитетное движение доказательной медицины. ПУ приходится напряжённо улыбаться и делать вид, будто стараются соответствовать его научным критериям.

Выглядит это комично. Особенно итог: прожужжавшая всем уши "расщеплением личности" Психиатрия, агонизируя под бременем требования доказательности, сама "расслоилась на две дисциплины с разными подходами" !

      https://nplus1.ru/material/2019/10/24/e … psychiatry , копия в архиве Интернета - http://archive.ph/u40Gx

«Доказательная» психиатрия
Что мы знаем об эффективности психиатрических методов лечения
Даниил Давыдов
16:25 24 Окт. 2019

«Голова — предмет темный и исследованию не подлежит», — говорит один из персонажей фильма «Формула любви». Его действие происходит в XVIII веке — с тех времен человечество накопило огромный объем научных знаний, в том числе и о работе мозга. К XXI веку во многих областях медицины утвердился доказательный подход — то есть диагностика и подбор лечения стали основываться на строгих научных данных. Однако кое-что осталось неизменным — а именно сложность и неоднозначность предмета исследования, то есть головы. Совместно с компанией «Гедеон Рихтер» N + 1 разбирается, как методы доказательной медицины приживаются в психиатрии.

Почему все так сложно

Психиатрия — очень нетипичный раздел медицинского знания.

Современное понимание природы нашего сознания гласит, что мозг материален и не существует никаких психических событий, которые не сопровождались бы физиологическими процессами. Да, какие-то одни мысли могут вызывать другие мысли и эмоции и наоборот — но эти связанные причинно-следственными отношениями события имеют материальное измерение и не проходят бесследно для внешнего наблюдателя, если он соответствующим образом экипирован, например магнитно-резонансным томографом.

Благодаря современным методам нейровизуализации, таким как функциональная МРТ, мы точно знаем, что нарушения в работе мозга пациентов, наблюдающихся у врачей-психиатров, действительно есть. Но поставить точный диагноз фМРТ медикам пока не помогает.

Хотя мы и уверены в том, что у наших переживаний и связанных с ними расстройств поведения есть биологическая сторона, мы до сих пор не знаем точно, каковы именно биологические причины тех или иных психических болезней.

Ныне пределом анализа для практикующих психиатров остается наблюдаемое поведение человека — плюс его собственный отчет о том, какие переживания сопровождают это самое поведение. Иными словами, симптомы. Половина из них — свидетельства, надежно верифицировать которые (увы, телепатов в психиатры не берут) крайне проблематично, поскольку непонятно, можно ли доверять отчетам от первого лица, особенно если это лицо «подозревается» в проблемах психиатрического толка.

Современная медицина стремится быть доказательной. Врачи озабочены тем, чтобы их диагнозы и методы профилактики и лечения опирались на фактическое знание, то есть апеллировали к эмпирически установленным фактам и эффектам, а не косвенным данным и спекуляциям на последних. Однако в этом отношении, как вы уже поняли, психиатрии еще есть куда развиваться.

На это, в частности, обратили внимание Роберт Левин (Robert Levine) и Макс Финк (Max Fink), авторы статьи с провокационным названием: «Почему методы доказательной медицины невозможно применять в психиатрии» [ https://www.psychiatrictimes.com/schizo … psychiatry ]. Опираясь на эту статью, попробуем суммировать почему.

1. У нас нет четкого понимания психиатрического диагноза

Когда пациент обращается к врачу с какой-либо непсихиатрической жалобой, врач осмотривает его, назначает анализы и направляет его, например, на МРТ или рентген. Это необходимо, чтобы выяснить, что же на самом деле происходит с пациентом, и провести дифференциальную диагностику — например, отличить кашель, связанный с тем, что человек просто подавился, от кашля, вызванного ОРВИ. Отчет самого пациента о своем самочувствии тоже, конечно, учитывают, но обычно для постановки диагноза это не самое главное.

В ситуации с диагностикой поведенческих расстройств все не так просто и понятно. Вместо того, чтобы отправлять пациента сдавать какие-нибудь специальные анализы «на шизофрению», врачу приходится опираться на свидетельства от первого лица, а затем, сложив их с данными наблюдений, искать совета у Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам (DSM, сейчас действует пятое издание), главного справочника психиатров. В буквальном смысле, смотреть в него и думать: «Похоже или не похоже?»

При этом о природе психических заболеваний и о понимании психиатрического диагноза в том виде, в котором он отражен в DSM, до сих пор ведутся споры. Вот в чем их суть.

«Справочник DSM-5 — психиатрический мейнстрим, отражающий консолидированное консенсусное мнение психиатров. Американская классификация основана на коллективных клинических знаниях всех специалистов изо всех стран мира, кто хотел участвовать в работе, — говорит Владимир Менделевич, директор Института исследований проблем психического здоровья и эксперт Всемирной организации здравоохранения. — И эта классификация отражает точку зрения на наличие тех или иных поведенческих расстройств. Но дискуссии продолжаются, и есть мнение, что психические расстройства между собой мало различаются. Действительно, нозологии (определения расстройств. — Прим. N + 1) в психиатрии очень часто перекрещиваются, а сами диагностические критерии не очень четкие

Поэтому начали говорить о спектральной психиатрии — направлении, избегающем деления разных состояний психики человека на отдельные диагнозы. Задача «спектрального» психиатра — найти место пациента на прямой, на одном конце которой нормальное поведение, а на другой явное психическое расстройство.

«Но важно понимать, что классификация принята большинством специалистов, — продолжает Менделевич. — Ее критика имеет право на существование, но все же ее поддерживает не большинство, а как раз меньшинство ученых и врачей.»

Болезни по DSM — это набор симптомов. Причем иногда крайне похожих друг на друга. Например, по симптомам посттравматическое стрессовое расстройство запросто можно перепутать с депрессивным расстройством. Бывает и наоборот — согласно крупному исследованию 2014 года, два человека с разными симптомами могут получить одинаковый диагноз. [ https://link.springer.com/article/10.1007/s12207-014-9186-y , https://psycnet.apa.org/doiLanding?doi=10.1037/a0036068 ]
   
Дополнительную путаницу вносит то обстоятельство, что тяжесть симптомов психиатрических заболеваний у разных людей может быть разной. Так бывает, например, при депрессии: существуют легкие формы, при которых человеку достаточно психотерапевтической поддержки, и тяжелые формы, при которых человеку необходимы лекарственные препараты — в противном случае есть риск, что он совершит самоубийство. В результате пациентов с одним и тем же заболеванием приходится делить по тяжести симптомов — а четких критериев для этого нет.

Перекрещиваются расстройства не только на уровне симптоматики: людям с разными диагнозами по DSM-5 зачастую помогает одно и то же лекарство. Например, при депрессии, обсессивно-компульсивном расстройстве (ОКР), паническом расстройстве и генерализованном тревожном расстройстве назначаются одни и те же препараты — антидепрессанты из класса селективных ингибиторов обратного захвата серотонина (СИОЗС). Это позволяет предположить, что между разными психическими заболеваниями не существует четких границ.

2. В психиатрии нет действенных диагностических методов

Чтобы исключить физические причины заболевания, психиатр может назначить, например, анализ крови на гормоны щитовидной железы или тест на содержание наркотических веществ в моче. При этом тестов, которые помогли бы выявить собственно психические расстройства, не существует: в психиатрии нет «анализа крови на шизофрению» или «рентгена на депрессию».

Фактически, единственный диагностический инструмент психиатра — беседа с пациентом.

3. Все, что объективно может предложить психиатр — лечение симптомов

Существуют лекарства, позволяющие победить психоз, подавленное настроение или тревогу. Но эти симптомы могут быть связаны с разными причинами. Например, психоз может быть на самом деле вызван приемом определенных лекарств, неврологическим заболеванием или травмой, а еще он может быть признаком бредовой депрессии или изолированного бредового состояния.

В обычной медицине такое тоже бывает — например, живот может болеть и от переедания, и от кишечного гриппа, и при аппендиците. Однако лекарства, одинаково снимающего боль при всех этих состояниях, не существует — если, конечно, не считать обезболивающих, которые не влияют на причину болезни, а просто временно «отключают» неприятные ощущения. В этом смысле препараты, прописываемые психиатром, — обезболивающие, а не лекарства.

Как устроены клинические испытания психофармакологических препаратов

Независимо от внутренних трудностей психиатрии, люди, страдающие заболеваниями психики, нуждаются в лечении. И для этого нужны психофармакологические препараты.

Клинические испытания психиатрических препаратов устроены так же, как и любых других лекарств. «Когда появляется новое вещество, которое потенциально могло бы стать психофармакологическим препаратом, его проверяют в соответствии с критериями доказательной медицины. — говорит Менделевич. — Препараты проверяют с помощью простого слепого исследования, двойного и даже тройного слепого исследования. Все эти механизмы уже отработаны. Не доверять препаратам, проверенным с подобным дизайном исследований, нет оснований».

Тем не менее, из-за особенностей психиатрии как области медицины оценка эффективности препаратов неизбежно сталкивается с рядом затруднений.

1. Трудно отделить эффект препарата от эффекта плацебо

Сетевой метаанализ 21 антидепрессанта показал, что существует статистическая разница между препаратом и плацебо. Однако некоторые специалисты указывают, что подобная разница не всегда имеет клиническое значение, то есть не всегда приносит пользу пациентам.

Разработчики лекарств указывают, что все современные испытания препаратов проводятся как двойные слепые плацебо-контролируемые. При этом они достаточно длинные для того, чтобы эффект плацебо, который часто проявляется в начале испытания, но не длится долго, не сказывался на результатах.

2. Результаты испытаний одного и того же препарата часто противоречат друг другу [ https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC2645010/ ]

Это очень хорошо заметно на примере испытаний антидепрессантов. Эффективность этих препаратов очень сильно зависит от тяжести депрессии, и потому, чтобы сравнить силу эффекта, нужно убедиться, что они действовали на «одну и ту же» депрессию. При этом четких критериев, по которым пациентов с тяжелой депрессией можно было бы отделить от пациентов с легкой депрессией, до сих пор нет.

Менделевич подчеркивает: проблема возникает не столько из-за путаницы с депрессиями разной степени тяжести, сколько из-за борьбы между психологами и психотерапевтами с одной стороны и психиатрами и психофармакологами — с другой.

«Клинические психологи и психотерапевты не хотят признать, что появление депрессии может быть результатом дисбаланса нейромедиаторов в мозге, — объясняет это противоречие ученый. — А психиатры не очень любят признавать, что депрессия может возникать из-за психологических причин. Так же, как в непсихиатрической медицине есть прививочники и антипрививочники, в психиатрии есть приверженцы и категорические противники антидепрессивной терапии. К последним чаще всего как раз и относятся психологи и психотерапевты».

В компании «Гедеон Рихтер» говорят, что различия в результатах двух клинических испытаний могут объясняться множеством факторов, например тем, как обеспечивается контроль участия испытуемых (действительно ли они принимают лекарства), или тем, как отбирались пациенты. Чтобы получить наиболее надежные данные, нужно как можно тщательнее прорабатывать дизайн эксперимента еще до его начала, чем и занимаются в компании.

3. Испытуемые часто не похожи на реальных больных

Роберт Левин и Макс Финк упоминают, что участие в клинических испытаниях разных препаратов часто принимают одни и те же «профессиональные» пациенты (да, с депрессией), делающие это ради заработка. Понятно, что данные, полученные на этой группе, будут заметно отличаться от данных, полученных на пациентах «с улицы», у которых нет коммерческих интересов.

Сами компании-разработчики лекарств указывают на то, что всегда собирают достаточно большую выборку пациентов для того, чтобы обеспечить репрезентативность результатов, — именно поэтому, в частности, затраты на клинические испытания третьей фазы, где оценивается эффективность лекарства, могут быть очень высокими.

Еще одна распространенная претензия к когортам испытуемых — например, исключение из них пациентов с сопутствующими заболеваниями, которые в реальной жизни тоже будут принимать препарат. Это делается для того, чтобы сперва отделить все факторы, способные повлиять на эффективность лекарства против основной его цели. Затем компания часто проводит дополнительные испытания на «нестандартных» участниках, обеспечивая дополнительные меры безопасности.

4. Исследования, показавшие неэффективность препарата, стараются не публиковать

В чем тут дело? Во-первых, препараты испытывают фармкомпании, и они сильно переживают из-за того, что «нулевой» результат испытаний может повредить их имиджу: расстроятся инвесторы, засомневаются пациенты, которым не особенно понятна специфика исследовательских практик вообще.

Кроме того, отрицательные результаты не особенно любят и сами исследователи. Существует даже специальный термин — «публикационное смещение» (publication bias).

Известно, что научные журналы отдают предпочтение статьям, в которых написано, что первоначальная гипотеза подтвердилась, — а статьи, выявившие ошибочность гипотезы, так и остаются неопубликованными. И предвосхищая это, многие ученые просто не хотят отправлять «отрицательное» резюме очередных испытаний — такое вот академическое измерение всем известного «сперва добейся».

«Понятно, что фармацевтическая компания заинтересована в успехе нового препарата, — признает Менделевич. — И проводят исследования на их деньги. Но ведь люди, которые проводят исследования, проводят их с ослеплением, и не знают, где плацебо, а где препарат. Плюс им платят за работу, а не за то, чтобы они показали нужный фармкомпании результат».

При этом результаты клинических испытаний становятся все более прозрачными. Менделевич подчеркивает, что не только в психиатрии, но и в медицине вообще идет обсуждение того, чтобы публиковать все начатые эксперименты: «В доказательной медицине есть свои принципы публикации. Просто так ни в одном серьезном журнале [статью о неэффективном препарате] не опубликуешь. Да, с психофармакологией есть свои проблемы — но с оценкой эффективности психофармакологических препаратов психиатрия справляется».

Чтобы хоть как-то бороться с «публикационным смещением», в ЕС и США абсолютно все клинические испытания пререгистрируются, то есть вносятся в специальные базы (например, ClinicalTrials.gov) еще на этапе подготовки. Таким образом, даже если статья по итогам работы не написана (к примеру, в случае провального испытания ресурсы решают направить не на публикацию, а на выяснение причин провала), можно увидеть, что было сделано.

Как проверяют психотерапевтические методы

Помимо медикаментозного лечения, с поведенческими расстройствами сражаются и при помощи психотерапии. Психотерапевтических методов существует множество, причем все они основаны на разных представлениях о работе психики. Было бы логично предположить, что эффективность разных методов психотерапии должна быть разной. Однако, согласно как минимум некоторым данным [ https://linkinghub.elsevier.com/retrieve/pii/S0272-7358(07)00041-4 , http://content.apa.org/journals/ccp/76/6/909 , https://journals.plos.org/plosmedicine/ … ed.1001454 , https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/24515534/ ], все психотерапевтические методы, даже основанные на противоположных [ http://www.psychiatrist.com/jcp/article … n0709.aspx ] подходах к лечению, оказывают на людей одинаковый эффект [ https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC6448000/ ].

Причем это касается даже методов психотерапии, специально выдуманных для эксперимента [ https://www.nature.com/articles/s41598-018-37945-1 ], — чтобы плацебо-метод сработал, достаточно, чтобы «психотерапевт», его применяющий, оказался достаточно участливым и доброжелательным.

Сегодня в психотерапии есть три проблемы:

мы до сих пор до конца не знаем [ https://www.taylorfrancis.com/books/9780203582015 ], как именно работает психотерапия;

в экспериментах, призванных оценить эффективность психотерапевтического лечения, почти невозможно ввести группу плацебо — то есть рандомизированное контролируемое исследование провести не получится;

большинство исследований эффективности психотерапевтических методов — это либо наблюдательные исследования, либо описание серии случаев, а это низкий уровень доказательности.

Результаты 96 мета-анализов и систематических обзоров [ https://www.academia.edu/39766681/ДОКАЗАТЕЛЬНАЯ_ПСИХОТЕРАПИЯ_МЕЖДУ_ВОЗМОЖНЫМ_И_НЕОБХОДИМЫМ_EVIDENCE-BASED_PSYCHOTHERAPY_BETWEEN_THE_POSSIBLE_AND_THE_NECESSARY_ ], посвященных изучению эффективности различных методов психотерапии, показали, что «доказательной» дисциплиной психотерапию называть как минимум преждевременно. Исследования были опубликованы в библиотеке Кокрейновского общества — самой независимой и объективной организации в научном мире.

Что ждет психиатрию в будущем

По мнению Владимира Менделевича, внутри психиатрического сообщества сложилась сложная ситуация. Если доказательная медицина внутри других медицинских дисциплин — в кардиологии, онкологии, пульмонологии, везде — является обычным, рутинным методом при выборе правильного лечения, то психиатрия расслоилась на две дисциплины с разными подходами.

Первая психиатрия, сторонники которой — врачи и исследователи, настаивает на том, что мы должны работать исключительно на основании принципов доказательной медицины, то есть выбор лечения должен осуществляться исключительно на основании научных данных об эффективности и безопасности лекарств.

Вторая психиатрия, которой придерживаются некоторые практикующие психиатры и психотерапевты, подчеркивает принципиальную неизмеримость и индивидуальность человеческой психики. Эти специалисты считают, что при назначении лечения имеет смысл опираться прежде всего на клинический опыт конкретного специалиста, а не на исследования, результаты которых получены на группе людей.

Но подхода лучшего, чем доказательная медицина, не существует. Если потребитель хочет получить правдивую информацию, он не может опираться только на клинический опыт специалиста. С тем же успехом можно пойти к экстрасенсам, гадалкам или другим не верифицированным специалистам.

Если же потребитель хочет гарантий, то получить их можно только на основе доказательных подходов. Кстати, на эти же критерии ориентируются страховые компании, которые согласны оплачивать только методы с доказанной эффективностью и безопасностью. Это единственный путь, по которому движется весь мир. И российская доказательная психиатрия - не исключение.

В плане ГЭК интересно то, что днём 25.11.19 я подумал: есть доказательная медицина, а к психиатрии её критерии применяются? И вечером среди анонсов информации встретил материал именно на эту тему. Причём материал месячной давности. Чтение мыслей со стороны фигурантов травли (ФТ) и намёки на это через информационный поток, могло сработать здесь против ГЭК.

0

67

Этиология Психиатрии

Кроме шуток. Тот, кто ведёт себя по сути, а не так, как ловко социализирован Психиатр, для него "психопат". Психиатр - супостат сути. Если его оставить наедине с сутью, то он умрёт.

      https://evgescha.livejournal.com/270687 … 15#t978015 , копия в архиве Интернета - http://archive.ph/OoYX6

as_romanoff  28 дек, 2019 23:25 (местное)
В кофейне сидит за столом человек без смартфона, без ноутбука, просто пьет кофе: короче, выглядит, как психопат!

https://topwar.ru/166249-nalogi-po-russ … novat.html , копия в архиве Интернета - http://archive.ph/CazTt
http://forumuploads.ru/uploads/0019/a5/88/2/62295.jpg

0

68

Так говорит Антипсихиатр

Психиатр не просто лжёт, "диагностируя" жизненно важную подозрительность как "паранойю". Он хочет обезоружить людей перед опасностью, а тем самым - подставить их. Выступает, тем самым, на стороне злоумышленников.

Эксперт, на основе практики, безоговорочно указывает довериться своим подозрениям и принимать меры сразу, пока на вас не напали. Тогда как для Психиатра то, что человек кого-то подозревает в слежке и недобрых намерениях в отношении себя, - это повод грешить на "манию преследования".

Можно описать психиатрическое умонастроение и с другого конца. Психиатр никогда не обрадуется возникновению подозрения, не похвалит за него, хотя полно людей, которым смутное, трудно рационализируемое, подозрение спасло жизнь. Он не обязательно из-за одного или двух подозрений наклеит "диагноз". Но и ни в коем случае не примет их на ура. Значит, ему не нужно, чтобы люди спасли свою жизнь. Так как хочет погубить людей.

Подозрение подозрительно для Психиатра, но он не в состоянии осознать этой логической ловушки.

      https://nevnov.ru/755789-ekspert-po-sam … m-na-ulice , копия в архиве Интернета - http://archive.ph/Bd5uH

Эксперт по самообороне дал советы, как без подготовки противостоять грабителям на улице
12:31 26.12.2019
НЕВСКИЕ НОВОСТИ пообщались с экспертом по самообороне Михаилом Алмазом и узнали, как избежать ограбления и что делать в ситуации, когда злоумышленник уже напал и требует деньги и ценности. (...)

Он рассказал, что есть два основных типа таких ситуаций и объяснил, как лучше себя вести в каждом из них. Первый - это спонтанный, когда преступнику все равно кого грабить и он выбирает жертву полегче, там где благоприятные условия: подъезд, малолюдные места. (...)

"Что касается первого типа, то здесь нужно просто прислушиваться к своей интуиции. Если вам показался кто-то подозрительным, значит вам не показалось. Нужно морально приготовиться к отпору, либо постараться избежать контакта (перейти улицу, заговорить с кем-то из других прохожих). Можно сделать нестандартный ход - очень громко и очень зло выругаться. Не 100 % вариант, но все же может преступника сбить с толку. Ведь часто преступник ищет цель для грабежа полегче. А тут такое: во всяком случае сломаете сценарий, а это уже много."

0

69

Психиатрия на страже уголовников

Психушка - застенок для неугодных, а не для преступников. Я давно писал о том, что психиатрические упыри (ПУ) фальшивым "диагнозом" уничтожают, терроризируют и стигматизируют беззащитных и диссидентов, но уголовникам, напротив, так обеспечивают уклонение от наказания, за сходную цену. Теперь выясняется, что из психушки уголовники могут бежать хоть раз в месяц, просачиваясь, как сквозь стены. Охрана занята не уголовниками.

Видно, прокуратура понимает, в чём тут дело: что увещеваниями не обойтись в этом значимом для ПУ вопросе, - и не находит иного выхода, нежели угрожать им судом. И то не для привлечения к ответственности по факту побега, а на будущее.

Комичность ситуации состоит в том, что человек, который, невзирая на воздействие зверских психотропных препаратов, обладает столь высокой ориентационной способностью, что может неоднократно обманывать ПУ, прошибать препятствия и бежать, тем самым дезавуирует приписанный ему "диагноз невменяемости". 

      https://rg.ru/2019/12/28/reg-dfo/v-chit … lnicy.html , копия в архиве Интернета - http://archive.ph/wip/iDeBW

В Чите двое судимых пациентов во второй раз сбежали из психбольницы
28.12.2019 14:12

В Чите из Краевой клинической психиатрической больницы имени Кандинского сбежали двое судимых пациентов. Это уже второй их побег - первый был совершен в ноябре.

Как уточнили ТАСС в МВД Забайкальского края, один из сбежавших был осужден за убийство, а второй - за кражу. Сейчас их разыскивает полиция.

Больницей, тем временем, заинтересовалась краевая прокуратура. После первого побега ведомство уже проводило проверку - оказалось, что охрана в учреждении осуществлялась собственными силами, необходимых инженерно-технических средств на объекте не было. В результате виновных должностных лиц привлекли к дисциплинарной ответственности, а непосредственно обеспечивающих охрану работников уволили.

После повторного побега прокуратура решила добиваться от больницы обеспечения надлежащей охраны в судебном порядке. Кроме того, ведомство по результатам новой проверки рассмотрит вопрос о принятии мер и в отношении регионального Минздрава.

0

70

Сакральная жертва

Психиатрические упыри (ПУ) от этого злодеяния никогда не отмоются. Обманом завлекли, лишили свободы, "диагностировали" и за две недели замучили в психушке врача, профессора Земмельвейса, изобрётшего антисептику. Человек, чьё имя может стоять рядом с именем Дженнера или Пастера, спасший необозримое количество жизней, пал жертвой ПУ.

То есть, ПУ, претендующие быть врачами, не только убили врача, но и обрекли пациентов продолжать массово гибнуть, от несоблюдения гигиены хирургами. По заказу медицинской мафии, как её киллеры. В припадке спазматического неприятия мракобесами благодетеля человечества. Буквально выступая врагами рода человеческого - поскольку Земмельвейс уничтожал смертоносную родильную горячку, сохраняя женщин для новых родов.

https://ru.wikipedia.org/wiki/Земмельвейс,_Игнац_Филипп , копия в архиве Интернета - http://archive.ph/byS2O

Земмельвейс, Игнац Филипп
Игнац Филипп Зе́ммельвейс (иногда: Семмелвейс; нем. Ignaz Philipp Semmelweis, венг. Semmelweis Ignác Fülöp; 1 июля 1818, Буда — 13 августа 1865, Обердёблинг под Веной) — венгерский врач-акушер, профессор, один из основоположников асептики.

Окончил Венский университет со специализацией по хирургии и акушерству. В 1846—1850 гг. работал в Вене в родильном доме. В 1851 г. переехал в Пешт, где возглавил больницу Святого Роха. С 1855 г. также профессор Будапештского университета.

В 1847 году, пытаясь понять причины послеродовой горячки (сепсиса) у многих рожениц — и, в частности, того факта, что смертность при родах в Первом Отделении значительно превосходила смертность при родах во Втором Отделении, — Земмельвейс предположил, что инфекцию приносят из инфекционного и патологоанатомического отделений больницы, в то время как врачи Второго Отделения занимались только родами. Врачи в то время много практиковали в прозекторской, и принимать роды часто приходили прямо после вскрытия, вытерев руки носовыми платками. Земмельвейс обязал персонал больницы перед манипуляциями с беременными и роженицами обеззараживать руки окунанием их в раствор хлорной извести. Благодаря этому смертность среди женщин и новорожденных упала более чем в 7 раз — с 18 до 2,5 %. (...)

Открытие Земмельвейса вызвало резкую волну критики как против его открытия, так и против него самого — коллеги поднимали Земмельвейса на смех и даже травили его. Директор клиники, доктор Клейн, запретил И. Ф. Земмельвейсу публиковать статистику уменьшения смертности после внедрения стерилизации рук и изгнал его с работы, несмотря на то, что смертность в клинике резко упала. Более того, Клейн заявил, что «посчитает такую публикацию доносом». Земмельвейс писал письма ведущим врачам, выступал на врачебных конференциях, на собственные средства организовывал обучение врачей своему методу, издал отдельный труд «Этиология, сущность и профилактика родильной горячки» (нем. Die Aetiologie, der Begriff und die Prophylaxis des Kindbettfiebers) в 1861 г. Однако при жизни его метод так и не заслужил сколь-нибудь широкого признания, а по всему миру продолжалась гибель рожениц из-за сепсиса. (...)

Имеются сведения, что его коллега по Пештскому университету и семейный врач Янош Баласса составил документ, согласно которому было рекомендовано направить Земмельвейса в психиатрическую лечебницу. 30 июля 1865 года Фердинанд Риттер фон Гебра обманом убедил его посетить сумасшедший дом в Дёблинге под Веной[6]. Когда Земмельвейс всё понял и попытался бежать, сотрудники лечебницы избили его, одели в смирительную рубашку и поместили в тёмную комнату. В качестве лечения ему прописали слабительное и обливания холодной водой. Через две недели он умер[7].

0

71

Психиатрия на обочине истории

      https://academia.fzrw.info/ru/archives/263  , копия в архиве Интернета - http://archive.ph/KzUZJ

Станислав Панин
12 мая 2016
По интернету активно бродит цитата...: «Всё самое прекрасное в мире сделано нарциссами. Самое интересное — шизоидами. Самое доброе — депрессивными. Невозможное — психопатами. Здоровые ... не вносят вклад в историю». (...)

Наиболее вероятным автором указанной цитаты является психолог юнгианского направления Екатерина Потапова из Санкт-Петербурга... наиболее раннее упоминание этой цитаты обнаружилось именно у неё на стене ВКонтакте... 1 марта 2014...
[ https://academia.fzrw.info/ru/archives/files/263-1.png  , копия в архиве Интернета - http://archive.ph/y6weP ]
http://forumuploads.ru/uploads/0019/a5/88/2/76467.png
(...) Дополнение от 14 мая 2016
Мне удалось связаться с Екатериной и выяснить, что она является настоящим автором указанной цитаты.

0

72

Психиатрический "диагноз" - властный заказ

В фильме Леонида Гайдая "Кавказская пленница" как есть выведена карательная психиатрия. А именно, "диагноз" ставит власть. Психиатрические упыри (ПУ) его только подтверждают (эпизоды 44:40-45:52 и 51:11-53:51). Ключевые фразы ПУ:
"- В общем, он ["пациент"] ведёт себя так, как предупреждал нас товарищ Саахов.
- Да-да, он мне тоже звонил"
(51:12),
"- Да. Диагноз товарища Саахова явно подтверждается" (52:27).

Причём ПУ не просто принимают к исполнению продиктованный властью "диагноз". Они тем самым заминают сообщённое им свидетельство о преступлении. 
      http://www.apn-spb.ru/publications/article10367.htm , копия в архиве Интернета - http://archive.ph/jA8Jy

Кавказская пророчица
Юрий Нерсесов
2012-04-10
Архаика нарастает, но на дворе всё же благостные ранне-брежневские времена, и когда узнавший правду Шурик пытается разоблачить преступников, его отправляют в психлечебницу, где добрый старый доктор безоговорочно ставит диагноз – белая горячка. Психушка какая-то странная, её пациенты выглядят подозрительно нормальными, разговаривают вполне разумно и помогают Шурику сбежать. Может быть, это местные недовольные, ранее неудачно выступавшие против произвола Саахова, а теперь усилиями добрых докторов потихоньку превращающиеся в психов? Об этом в фильме не говорится, и странноватые больные в кадре больше не возникают.

Гайдай символически показывает, что при посредстве ПУ преступная власть беззастенчиво растаптывает закон, глумясь над его высшим представителем, - выясняется, что прокурор тоже заточён в психушку:
"- Могу я видеть прокурора?
- Можете. Где у нас прокурор?
- В шестой палате, где раньше Наполеон был"
(53:42).

Уму непостижимо, как это пропустили на экран, в эпоху раскачки карательной психиатрии.
https://www.youtube.com/watch?v=P2_sjEURwgo

Из комментариев.

      https://zen.yandex.ru/media/chastnye_su … 4381e2d2be

Boris Nezhdanov
Я всегда воспринимал фильм как ... аллюзии на карательную психиатрию того времени. По звонку местного начальника неугодного ему Шурика сажают в психушку, как какого-нибудь диссидента.

0

73

Так и есть, психиатрия - это государство в государстве, причем первое, всегда служило второму.
Психиатрия неподсудна, она вообще, как параллельная реальность, где приговор зависит от кучки людей, утвержденных на его вынесение, не понятно кем.
В этой системе назначаются "авторитетные" "люди", убеждения которых выдаются за априори, примерно так же, как политруки в совке, получавшие довольствие чисто за свои убеждения, заставляя других идти под пули.
То же и с религиозными попами, та же самая система.
Для чего вызывают попа?
Все просто до ужаса.
К примеру, чиновник отжал себе заповедный кусочек леса у реки, обустроился, кайфует, но одна проблема, неугомонные людишки возмущаются, что теперь им не пройти к реке с удочками, требуют справедливости.
Проблема.
Выход найдется, вызывается "авторитет" поп, в полном обмундировании и всем сопутствующим, вплоть до дыма.
И прилюдно, начинается действие "окропления правильной водой".
Проблема решена, люди побросали удочки, сами приобщились к действу, рассуждая, если сам поп благословил проживание сего чиновника на их месте, значит так надо.
Проблема ушла, легализация состоялась.

0

74

Рекомендую отличную книгу Данилина "Миф о шизофрении"...

Аннотация и оглавление: «Перед вами необычная книга. Она о том, как ошибки в мышлении врача способны свести человека с ума и о том, как с помощью психологических усилий избавиться от ярлыка «неизлечимого психического заболевания». Книга рассказывает, как шизофрения стала единственным унифицированным диагнозом в отечественной психиатрии; о том, как и почему любые предъявляемые психиатру жалобы могут привести человека к инвалидности; об опасности приёма здоровыми людьми психотропных лекарственных препаратов. Особую значимость книге придает тот факт, что её автор Александр Данилин – врач-психиатр и нарколог, более тридцати лет проработавший в клиниках Москвы. Врач, хорошо знакомый с ситуацией психиатрии изнутри, предупреждает пациентов и коллег о последствиях равнодушия и механистического отношения к душе человека. Книга будет интересна не только врачам-психиатрам, но и людям, которые боятся сойти с ума, чувствуют себя «не такими, как все» и надеются найти помощь в психиатрии».

От администратора форума.
Спасибо за важную информацию. Я убрал рекламные реквизиты, поскольку обычно на бесплатных хостингах это не приветствуется.

0

75

Германские психиатры во славу Англии

Ещё до того, как австрийские психиатрические упыри (ПУ) уничтожили великого Земмельвейса, осадившего врачей-убийц, - см. выше http://psyterror.9bb.ru/viewtopic.php?i … ;p=3#p1026 , их германские подельники пытались уничтожить великого физика и тоже врача Майера.

История поражает своей безыскусной иррациональностью. Если уже известный своими открытиями английский физик Джеймс Джоуль оспоривает приоритет Майера, то для любого человека доброй воли должно быть ясно, что тезисы Майера научны или, во всяком случае, признаны частью научного сообщества и являются предметом научной дискуссии. Но ПУ смеет, выслушав эти тезисы, заточить и жестоко связать Майера.

Здесь сам конфликт, дошедший до публичного скандала, по вопросу приоритета на важнейшее открытие ручается за вразумительность Майера. Этот конфликт никак не мог позволить ПУ поставить её под сомнение, если бы ПУ не были злонамерены и не хотели служить врагам науки и/или работать на то, чтобы приоритет на открытие Майера был признан не за Германией, а за Англией.

Кроме того, можно отметить ту же повадку ПУ, что и в их расправе над Зиммельвейсом. Они под благовидным предлогом залучают в психиатрические застенки наивных людей, умышленно обманывая их и затем лишая свободы, без законного распоряжения. То есть, занимаются тем, что сегодня называется траффикингом. Это говорит о вошедшей в профессию подлости ПУ. Если бы не это, то они должны были бы одинаково себя вести и там, где не имеют власти - на улице, и там, где имеют - в свой организации. ПУ - обманщик, и действует, как разбойник.

Другим признаком умышленной подлости ПУ является то, что они, заточив Майера, доводят его до отчаяния, отказываясь с ним контактировать. Чем провоцируют его на удары по двери камеры. И используют это для "обоснования" того, будто бы он "буйный". Естественное возмущение, аффект человека, который был обманут, без открытой юридической процедуры лишён свободы, помещён в узилище, непонятно кем и на какое время, и хочет освободиться, применяя силу для защиты от совершившей на него нападение силы, ПУ объявляют "душевным расстройством" (не знаю, как они это конкретно называют, может "припадок" или "психоз"), начиная с ним расправу.

И, наконец, нужно заметить, что ПУ, какими бы учёными они ни прикидывались, априори пошли на поводу клеветы своры обывателей на Майера. То есть, ПУ - осатаневшие обыватели. Они гораздо опаснее, чем обыватели. Поскольку обыватели спохватились и поставили памятник Майеру. Но ни один ПУ, травивший и истязавший Майера, не раскаялся.

      http://zamyatin.lit-info.ru/zamyatin/za … -majer.htm , копия в архиве Интернета - http://archive.ph/ID6rq
      (с сокращениями)

Евгений Замятин
Роберт Майер
(...) О результатах своих опытов Джоуль впервые заявил публично (на собрании "Британской Ассоциации") в 1843 году, т. е. год спустя после появления в печати первой работы Майера. И тем не менее в докладе, представленном Французской Академии и напечатанном в ее отчетах, Джоуль утверждал, что первенство открытия зависимости между теплотой и работой принадлежит ему, Джоулю, а никак не Майеру. В нумере аугсбургской газеты "Allgemeine Zeitung" от 14 мая 1849 года Майер напечатал коротенькую заметку, в которой, ссылаясь на даты, доказывал, что ему по праву принадлежит честь открытия этого великого физического закона о соотношении между теплотой и работой.

В течение семи лет немецкие ученые упорно не замечали работ Майера, и только теперь, после заявления Джоуля и ответа Майера, в той же самой аугсбургской газете "Allgemeine Zeitung" появилась статья о Майере. Статья эта принадлежала перу доцента Тюбингенского университета Зейфферта, но за спиной Зейфферта несомненно скрывалась вся клика консервативных профессоров захудалого провинциального университета: тюбингенские профессора решили сбить, наконец, спесь с этого зазнавшегося гейльброннского докторишки, осмелившегося утверждать, что он знает больше их, профессоров, и своими открытиями расшатывающего устои их непогрешимой школьной науки. В статье Зейфферта Майер был выставлен как малосведущий дилетант; выходило так, что никаких научных заслуг у Майера нет, никаких открытий он не сделал, и в заключение публику предупреждали, чтобы она не очень-то доверяла фантазерам вроде Майера.

Уже большим ударом для Майера было упомянутое выступление английского физика Джоуля: у Майера отнимали право на любимое детище. Но на его стороне были такие верные союзники, как факты и даты; Майер был уверен, что одного опубликования заметки в аугсбургской "Allgemeine Zeitung" будет совершенно достаточно, чтобы исчерпать вопрос и восстановить свои права. Можно себе представить, как на него подействовало появление статьи Зейфферта. Следует отметить, что Майер не принадлежал к числу тех исключительных натур, для которых достаточно собственного сознания правоты и для которых мнение других - ничто; следует вспомнить, что дома в Гейльбронне, в семье - Майер постоянно слышал одни только насмешки над своими занятиями наукой. И вот теперь - его имя было обесславлено по всей Германии: аугсбургская газетка пользовалась в ту пору большой популярностью.

Майер немедленно же написал статью, в которой возражал Зейфферту, и статью эту отправил в ту же самую аугсбургскую газету. Но редактор не хотел портить отношений с коллегией профессоров Тюбингенского университета и отказал Майеру в напечатании его статьи. Майеру оставалось единственное средство, к которому он уже и раньше прибегал для опубликования своих сочинений: он снова за собственный счет издал в Гейльбронне брошюру "Заметки о механическом эквиваленте теплоты". Пока брошюра была написана и напечатана, прошло около двух лет, и брошюра вышла только в 1851 году. В ученых кругах брошюры Майера не заметили или сделали вид, что не заметили. В широкую публику специальная, научная брошюра Майера, естественно, не могла проникнуть: в глазах этой публики Майер должен был остаться каким-то малограмотным выскочкой и чуть ли не вором научных идей, как это выходило по статьям Джоуля и Зейфферта. Для Майера создавалось безвыходное положение: противники его не принимали открытого боя. Для справедливого гнева Майера не было естественного выхода - в статьях, в полемике; Майер вынужден был молчать, и вся энергия этого гнева - если использовать научные образы, созданные Майером, - вся энергия "обратилась вовнутрь", обратилась в злой огонь, медленно пожиравший силы духа Майера.

По целым дням Майер запирался у себя наверху, в комнате, расхаживал большими шагами и по временам давал выход раздражению в крепких словах по адресу обидчиков. А внизу к шагам Майера прислушивались его жена, и его почтенный тесть, и шурья, и дети: "Наш блаженный совсем спятил. Слышите: сам с собой разговаривает?".

Если Майер спускался вниз, его же собственные дети косились на него и пересмеивались: они целиком были под влиянием матери и от старших постоянно слышали, что их отец - дурачок, полоумный. Фрау Майер неустанно пилила мужа. Были мобилизованы все гейльброннские авторитеты, чтобы обратить Майера на путь истинный: ежедневно приходили гейльброннские коллеги Майера - врачи, гейльброннские пасторы и выливали на Майера целые ведра красноречивых, практических, убедительных, трезвых, набожных, разумных доводов.

Майер не выдержал. В темную весеннюю ночь 1850 года он выбросился из окна второго этажа на мостовую. До смерти он не убился - только повредил ногу и хромал потом всю остальную жизнь. В 1851 году Майер заболел воспалением мозга; прошло оно очень скоро. Но жена Майера и его тесть решили, наконец, принять энергичные меры, чтобы излечить Майера от его "мании величия" и сделать из него нормального, добропорядочного человека. Да вдобавок этими своими постоянными крепкими словами по адресу противников Майер мог развращающим образом подействовать на детей: нельзя же в самом деле такого человека держать в порядочном доме... В 1853 году против Майера были, наконец, приняты "энергичные меры", и меры эти, как увидим дальше, достигли своей цели: неугомонный дух Майера сложил свои орлиные крылья и уселся на мирном гейльброннском нашесте.

Роберт Майер - это романтик науки, Дон-Кихот физики. Как Дон-Кихот, он всю жизнь был рыцарски верен одной Дульцинее; как Дон-Кихот, он всю жизнь сражался во имя ее; как над Дон-Кихотом, над ним потешались; как Дон-Кихота, его считали помешанным. И как в Дон-Кихоте, под латами благородного и бесстрашного рыцаря было тощее, неуклюжее тело захудалого ламанчского дворянина, так и в Майере, где-то глубоко под его героическим обликом, крылся другой Майер: Майер - обыватель заросшего дремучим провинциальным мхом
Гейльбронна, Майер - сын доброго гейльброннского аптекаря Христиана Майера, Майер - праправнук почтенного пастора Христофора Майера. При всем мужестве, настойчивости, последовательности - в Роберте Майере не хватало стали, лезвия. Для борьбы с его научными врагами нужны были выпады более резкие и жестокие, чем, например, написанная им для самозащиты брошюра; для борьбы с засасывавшим его провинциальным болотом нужны были средства хирургические, вплоть до разрыва с опутывавшей его, как кандалы, семьей. Но на это у Майера решительности не хватало. В натуре у него было чересчур много мягкости - это его погубило. Он был слишком силен духом и слишком высоко парил, чтобы стать подлинным рабом мещанства, но все же был недостаточно силен для того, чтобы разорвать решительно с этим мещанством. А с другой стороны - жена его была особа с характером по-мужски твердым и деспотическим, с миросозерцанием цельно-гейльброннским, без единой трещинки. Так же, как и для врагов Майера в другом, ученом лагере, - для фрау Майер в мире существовали только две категории: белое и черное, ее тупо-непогрешимые истины - и все остальное. Сомнений для нее не было никаких: это "все остальное" - заблуждения, и как таковое должно быть исправлено и подогнано под ранжир ее непогрешимых истин.

Обычная судьба пророка в своем отечестве, обычная судьба романтика - быть побежденным грубой, практичной и трезвой жизнью. Такова была судьба Дон-Кихота; такова была и судьба Роберта Майера. Жена его и тесть сыграли роль бакалавра Карраска, во время шутовского турнира выбившего рыцаря ламанчского из седла, чтобы тем вернуть его в среду "нормальных" людей. Бакалавр Карраска несомненно желал Дон-Кихоту добра - того, что по его понятиям было "добром". Жена Майера и ее родственники, вероятно, тоже желали ему добра, своего "добра".

После того как Майер оправился от воспаления мозга - жена и ее родственники стали его уговаривать: "Ты болен. Тебе надо поехать посоветоваться с врачами, полечиться. Ты сам понимаешь..."

Майер - сам врач - конечно понимал, что нервы у него издерганы вконец, что ему хоть на время нужен покой, и понимал, что условия домашней жизни этого покоя ему ни в какой мере не могут обеспечить. И Майер сам добровольно (как он потом рассказывал одному из своих немногочисленных друзей - Дюрингу) отправился в Гэппинген.

Здесь была санатория и водолечебница для нервнобольных. Но врачи в Гэппингене были уже основательно подготовлены женой Майера и его тестем: врачам был приведен целый рад убедительнейших доказательств, что Майер страдает тяжелой формой мании величия и по временам буйными припадками. Заправилы гэппингенской лечебницы очень ловко убедили Майера съездить в местечко Винненталь для совета с заведующим тамошней лечебницей доктором фон Целлером. Ничего не подозревая, Майер отправился в Винненталь. Но Винненталь был для него западней: немедленно же по прибытии сюда Майера доктор фон Целлер посадил его в одиночную камеру, в отделение для сумасшедших.

Доктор фон Целлер был человек образованный, он читал статью Майера "Органическое движение в связи с обменом веществ". И потому доктор фон Целлер начал с расспросов: настаивает ли пациент на своем нелепом утверждении, что начал с расспросов: настаивает ли пациент на своем нелепом утверждении, что теплоту можно измерять какими-то килограммометрами? Майер, конечно, настаивал и, конечно, продолжал горячо утверждать, что именно он, Майер, открыл этот великий закон физики. Для фон Целлера это было явным доказательством, что пациент страдает манией величия и что пациент - несомненно сумасшедший: ведь то, о чем говорит Майер - "бессмысленно, как квадратура круга", так
определил это ученый-психиатр.
И дверь камеры прочно захлопнулась за упрямым еретиком.

Майеру все это представлялось странным недоразумением; он стал настаивать, чтобы к нему вызвали кого-нибудь из Гейльбронна, кто бы мог разъяснить, что он, Майер, вовсе не сумасшедший, - ну вот, хотя бы его жену. Но - странно - жена не приезжала, никто из Гейльбронна не приезжал. Майер вызывал к себе кого-нибудь из администрации лечебницы: никто не являлся, в коридоре тихо, только шаги служителей. В припадке отчаяния Майер стал колотить сапогом в дверь. Для фон Целлера этого было довольно, чтобы решить: пациент из камеры номер такой-то - буйный сумасшедший. Надеть на номер такой-то сумасшедшую рубаху и привязать его к "смирительному стулу". И номер такой-то скрутили и привязали.

Неизвестно, сколько времени держали Майера в сумасшедшей рубашке на этом самом "смирительном стуле". Вероятно, долго, потому что сам он впоследствии рассказывал Дюрингу, что после этой процедуры у него жестоко болела спина и во многих местах на теле были ссадины и раны от веревок. Так просвещенный психиатр лечил одного из величайших ученых 19-го века от его "заблуждений" и мании величия. Лечение это продолжалось целый год. Целый год Майер высидел в одиночной камере сумасшедшего дома. Кто-то из посетителей лечебницы заинтересовался этим пациентом и попросил разрешения взглянуть на него. Разрешение было получено, и любопытный посетитель увидел человека, физически совершенно измученного, умирающего. Прошел слух, что Роберт Майер умер; об этом появилась заметка все в той же "Allgemeine Zeitung". Майера похоронили...

Известия о смерти Майера были преувеличены, именно преувеличены: он выдержал жестокое лечение доктора фон Целлера, он был еще жив; но живо было только его тело: дух Роберта Майера, непокорный дух исследователя сложнейших областей физики, дух неутомимого борца за научные истины - уже умер.

В 1854 году Майер был, наконец, выпущен из сумасшедшего дома и вернулся домой, в Гейльбронн, вернулся, к великой радости добрых своих родственников как будто уже излечившимся от своей "мании величия". Слава Богу: Роберт Майер стал жить по-человечески, как все. Он занимался врачебной практикой. Он перестал тратить время на эти свои нелепые вычисления и никчемное бумагомарание, перестал сидеть в затворе у себя наверху за письменным столом; как и все добрые люди, в свободное время он вместе с семейством отправлялся в гости и тут мирно беседовал - как и все, о том же, о чем и все. Подчас не прочь был и выпить. Он стал религиозен и по соображениям религиозным отзывался отрицательно об учении Дарвина. Роберт Майер излечился; Роберт Майер стал "нормальным" гейльброннским обывателем. Своей жизнью он говорил теперь то, что сказал излечившийся Дон-Кихот: "Полноте, друзья мои, какой же я рыцарь ламанчский: нет, я просто - Алонзо Добрый".

Так прошло пятнадцать лет. За это время Майер ничего не написал, если не считать незначительной статейки "О лихорадке", напечатанной им в 1862 году. В течение этих пятнадцати лет Майер безвыездно жил в Гейльбронне и не предпринимал никаких шагов для защиты или пропаганды своих идей. Но истина работает сама за себя и раньше или позже побеждает - обыкновенно позже. Так было и здесь. Открытые Майером научные истины мало-помалу пробивали себе дорогу сквозь толщу научного консерватизма, мало-помалу завоевывали себе общее признание.

Началось это, как и следовало ожидать, не в Германии, не на родине Майера, а за границей. В 1858 году Майер был избран почетным членом швейцарского Общества естествоиспытателей в Базеле. В 1862 году, во время международной выставки в Лондоне, известный английский физик Тиндаль делал доклад о механической теории тепла и перед лицом собравшихся с разных концов света ученых торжественно провозгласил Майера творцом этой новой теории. "Особенно приходится удивляться тому, что сделано Майером, если принять во внимание внешние условия его жизни и время, в течение которого он написал свои работы. Этот гениальный человек работал в неизвестности; исполненный любви к своему предмету, он достиг результатов более важных, чем другие, всю жизнь занимавшиеся исследованиями в области естествознания." Такими словами заканчивался доклад Тиндаля.

Затем, наконец, заговорили о Майере и в Германии. (...)

В современной науке Роберт Майер справедливо считается основателем всего учения тепловой механики, так называемой термодинамики. В наши дни термодинамика является обязательным предметом в каждом высшем техническом учебном заведении: законы термодинамики кладутся в основу проектирования машин. Осветив самую сущность работы тепловых машин, термодинамика способствовала усовершенствованию двигателей; именно исходя из законов термодинамики, швейцарский инженер Рудольф Дизель пришел к созданию обессмертившего его имя "двигателя Дизеля". (...) Майер высказал мысль о единстве материи и энергии - мысль, являвшуюся совершенно еретической с точки зрения тогдашней науки и составляющую одно из основных положений новейшей философии естествознания. (...)

Прошло еще несколько лет - спохватились и гейльброннцы. Через четыре года после смерти Майера они поставили перед ратушей памятник его гению...

0

76

Монодиагноз

Данилин замечает, как Психиатрия редуцируется к единственному "Диагнозу". Это несколько напоминает советский анекдот про милиционеров: милиционеры думают, что подарить товарищу на день рождения. Один читает на улице транспарант: "Книга - лучший подарок". О! - говорит, - давайте подарим ему книгу. Другой отвечает: у него уе есть книга, мы ему на прошлый день рождения подарили.

Во-первых, Психиатрия - продукт шизоидной психики, и потому прежде совершенно несовместимые диагнозы с течением времени дрейфуют к "шизофрении". Ещё в 1980-х, по двухтомному учебнику под редакцией печально известного академика Снежневского, "шизофрения" и "паранойя" ("маниакально-депрессивный психоз") были альтернативами, противоположностями. Сейчас "шизофрения" поглотила "паранойю", и появилась "параноидная шизофрения" - формулировка, которую всего поколение назад ПУ могли посчитать бредом, если не вопиющей безграмотностью.

Во-вторых, это происходит несмотря на стенания психиатрических упырей (ПУ), что "шизофрения" - это не диагноз, а конгломерат "заболеваний" различной этиологии. Получается, что психиатрическое сообщество не в состоянии дифференцировать и развить свои восприятия, - как это должно было быть, если бы Психиатрия была наукой, - даже тогда, когда ПУ сами понимают, что так нельзя. Имманентный Психиатрии "Диагноз" ("шизофрения") пересиливает их индивидуальные умствования. Можно констатировать, что Психиатр - это "Диагноз". Ибо сказано: "То ли будет мне диагноз, то ли будет приговор" (В.Высоцкий, "История болезни II").

В-третьих, что сегодня технически вытекает из предыдущего, но и ранее так было, Психиатрия явно выпадает из медицины, где вполне естественна активная диагностическая работа, и пациенты, вместе с врачами, в сложных случаях могут годами искать диагноз, пациент сам показывается для надёжности разным врачам, а врачи, в случае неуверенности, направляют его к более опытным коллегам, и у пациента может оказаться на руках целая коллекция разнородных диагнозов. А в Психиатрии пациент практически обречён на прилипающий, как банный лист, "диагноз" от первого попавшегося ПУ. Его дальнейшее изменение - это какая-то катастрофа, даже если бы пациент соглашался с тем, что "болен", но просто считал, что "болен" не так. Один пациент - один "диагноз".

Монополия Власти, продажной девкой которой является Психиатрия, подкрепляет унификацию психиатрического "Диагноза".

Другой важный момент, который указывает Данилин, - это распространяемый ПУ среди пациентов страх: пациент "должен «сдаться» врачу", не претендуя на понимание, что с ним делают, - покориться, смириться, проявить "ислам". В этом смысле, Психиатр - инкарнация Стокгольмского синдрома. И вся террористическая практика мировой Психиатрии, с избиением, издевательствами, лишением свободы, (медикаментозными и иными "лечебными") пытками пациентов, которых ПУ этим открыто запугивают, отчётливо показывает интенцию "психические заболевания" наказывать, а не "лечить". Это иррационально: если ты считаешь себя врачом, то почему "больного" запугиваешь и принуждаешь? Если обычные террористы невольно вызывают у захваченных ими заложников Стокгольмский синдром, такой цели не ставя, то ПУ террором намеренно добивается формирования у своих жертв этого синдрома.

      https://discours.io/articles/social/v-m … -politsiyu , копии в архивах Интернета - http://web.archive.org/web/202002012002 … -politsiyu , http://archive.ph/D6mdq

В мире давно и прочно перепутали медицину и полицию
Александр Данилин
24 марта 2016

О том, как в системе российской психиатрии любовь к пациенту подменяется властью над ним, рассказывает психиатр, нарколог с тридцатилетним стажем, автор книги «Человек зависимый» и ряда других, Александр Геннадьевич Данилин.

Несмотря на то что административно системы психиатрической и наркологической помощи существуют отдельно друг от друга, обе они (и не только они) по своей сути устроены одинаково. У нас вообще есть по большому счету одна система, которая, с незначительными вариациями, регулирует различные области нашей жизни. Это не только у нас, но в нашей стране так было всегда. В основе этой системы лежит принцип нелюбви.

Методом реализации этого принципа оказывается борьба всех со всеми. Мы не умеем и не хотим помогать человеку, вместо этого мы ведем или поддерживаем постоянную борьбу со всем, что считаем «ненормальным».

Не пытаясь задуматься, что же все-таки такое «нормальный человек», мы априори считаем «нормальным» исключительно себя самого и свой образ жизни. Правда, каждый из нас, включая сюда психиатров и наркологов, сильно сомневается в том, что его «рациональное мышление» и образ жизни представляют собой идеальную норму существования. Мы боимся, что под маской «правильности» кто-то увидит наши тайные мечты и «безумные» страсти.

Поэтому в нашем обществе непопулярны психоанализ и психология вообще: мы боимся, что нами будут манипулировать, а человек, считающий себя «нормальным», хочет манипулировать другими — управлять ими, «владеть» близкими людьми.

Принцип нелюбви — стремление к власти, вместо понимания и эмпатии, очень часто становится главным принципом взаимодействия в семье или в отношениях пары (и чаще всего такие пары распадаются). Если принцип власти руководит социальными институтами, призванными помогать человеку, то эти социальные институты плохи — они не работают, не выполняют своей главной функции. Медицину создал и должен формировать принцип любви к страдающему человеку. Медицина призвана помогать своему пациенту, и это исключительная — единственная ее задача. Отечественная психиатрия и много позже наркология были созданы на принципах власти: стигматизации, контроля и надзора. «Стигматизация» — это, собственно говоря, установление «окончательного диагноза»: «шизофрения» или «наркомания».

Для подтверждения собственной «нормальности» человеку и обществу, в собственной нормальности неуверенному, нужна маргинальная группа «больных» — «совсем ненормальных» — людей, которые окажутся виновными во всех страхах и бедах общественной жизни.

Даже в бытовой жизни мы постоянно ставим диагнозы. «Почему от меня ушел муж?» — «Он больной на всю голову». «Кто совершает преступления и террористические акты?» — «Психически больные люди и наркоманы». Примерно так же в нашей стране относятся к талантливым (боюсь слова «гениальность») людям. Собственные родители часто считают «ненормальным» стремление молодого человека писать стихи или рисовать — ведь «это не дает средств на жизнь».

Что же со всем этим делать?

Большинство отвечает: «По улицам бродят толпы еще не выявленных сумасшедших и наркоманов!»; «Нужно их строже контролировать!; «Необходимо раннее выявление и тестирование!».

Мы давно и прочно перепутали медицину и полицию.

Система наркологической помощи была создана в 1983 году, в своем роде это были последние трудовые лагеря в СССР.

Нужно было куда-то деть алкоголиков?

Никто не хотел задумываться о том, что массовое пьянство — результат чувства бессмысленности — «ненормальности» человеческой жизни. Алкоголики сильно портили картину «социалистического рая».

Новая область медицины — наркология — стала последним воплощением социалистического пути к счастью. Пьяного на улице подбирала милиция, его привозили в приемный покой больницы, где моментально ставился «окончательный диагноз»: «Хронический алкоголизм, вторая стадия». В наркологическом отделении его за несколько дней отрезвляли и ликвидировали похмелье, а затем он на полгода отправлялся на «трудовую терапию», — «пациенты» в три смены работали на заводе ЗИЛ. В медицинском отделении, где сейчас проходят лечение около 40 человек, в середине 80-х годов находилось до 160 человек одномоментно, стояли тюремные двухъярусные койки.

Вот оно счастье, согласно наркологической модели конца социалистических времен: с утра укололся, принял таблетки — и пошел работать за станком, вечером после работы укололся, выпил таблетку — и забылся тяжелым сном.

С тех пор изменилось очень многое, но не в той части, которая касается принципа отношений врача и пациента — тут изменения происходят очень медленно или не происходят вовсе. Пациенту по-прежнему не нужно понимать причин своего пьянства и менять что-то в своем отношении к жизни. В болезни виноват не человек, тянущийся к алкоголю, чтобы забыться и не думать, — в болезни, с точки зрения нашей наркологии, виноват алкоголь. Поэтому врачи продолжают лечить «от алкоголя», а не помогают человеку что-то понять. Боже упаси! Ведь понимание — это принцип любви. Алкоголик обязан лечиться. Он должен «сдаться» врачу и покорно принимать таблетки, не пытаясь понять, зачем они нужны. После лечения его поставят на учет и он лишится значимой части своих прав и свобод. Фактически, алкоголик оказывается чем-то вроде преступника, только преступника потенциального — у него повышенный риск совершить преступление, поэтому давайте на всякий случай лишим его прав — в профилактических целях. Про наркоманов я и не говорю, потому что употребление наркотиков считается преступлением и различить болезнь и преступление в этом случае становится совсем невозможно.

Возьмем, для примера, «профилактику» наркомании в школах с помощью «тестирования», о котором так много говорят. Я даже не буду говорить о том, что адекватных, научно обоснованных и щадящих человеческое достоинство методов такого «тестирования» не существует. Представьте только: если вдруг у вашего ребенка выявлена «склонность» к употреблению наркотиков, что будет дальше? Правильно, заниматься им будет врач-нарколог. Что он сделает?

Снова правильно, поставит на профилактический учет и назначит… психоактивные лекарства.

Никто не спорит, что наркоманы совершают преступления, пьяные за рулем совершают преступления — проблема в том, что этими преступлениями должна заниматься полиция, а медицина должна заниматься помощью человеку, вне зависимости от ситуации, в которой он оказался. Был в XIX веке в России такой знаменитый доктор Федор Петрович Гааз (1780 – 1853), который создал практически с нуля систему врачебной помощи заключенным, он помогал преступникам выжить, и многие современники за это считали его сумасшедшим. Но врачу должно быть не важно, кто перед ним — преступник или нет: он призван помогать ЧЕЛОВЕКУ. Каждый врач должен знать наизусть клятву Гиппократа. Почему к наркологии и психиатрии клятва Гиппократа имеет минимальное отношение?

Потому что общественное бессознательное считает нормой власть над душами других людей, а вовсе не любовь к ним.

В отличие от психологии, в том числе отечественной, медицина не хочет понимать, что алкоголизм и наркомания — процесс употребления психоактивных веществ, взятый сам по себе (без учета токсических воздействий на нервную систему, которые они, несомненно, вызывают), — не имеет почти никакого отношения к понятию «болезнь».

Ведь наши пациенты скорее используют алкоголь и наркотики как лекарство от чего-то, что болит у них в душах. Не стоит забывать и о том, что почти все вещества, которые сегодня относятся к группе наркотиков, еще совсем недавно использовались официальной медициной как лекарства, а некоторые используются в этом качестве и по сей день. Английским словом drugs в мире обозначаются все психоактивные вещества, как запрещенные законом, так и разрешенные.

Прием алкоголя и наркотиков изначально оказывается способом самолечения, попыткой человека избавиться, хотя бы временно, от психологических проблем: от болезненных уколов самолюбия, от одиночества, от чувства бессмысленности собственного существования, от алекситимии — неспособности выразить свои чувства словами, — от того, что он неспособен выразить и реализовать себя как общественно и политически значимое существо. Сюда можно добавить многое, например, непрестанное сравнение себя со стандартами «красивой жизни» на экране телевизора. Употребление алкоголя и наркотиков — не болезнь, а сложный социально-психологический феномен. Это феномен бегства от самого себя — от собственных мыслей и чувств. Но отечественная наркология не умеет и не собирается учиться возвращать человеку самого себя. Мы можем только предложить вместо одних drugs — другие, и ничуть не менее опасные, к сожалению.

Наркологи как будто считают, что не алкоголик систематически стремится выпить, но водка сама по себе бегает за ним. Увы! Водка лишена разума и ножек.

Но если обвинять в произвольном поведении человека это неразумное начало, то «от него» можно, например, «ввести торпеду» (на самом деле, подобных препаратов не существует — это вариант психотерапии) или «закодировать» — поставив на место воли и сознания пациента зависимость от страха или повторных процедур «торпедирования» и «кодирования».

Модное понятие «зависимость» тоже ничего не объясняет. Понятие «патологической зависимости», как заклинание, подменяет психологический анализ проблем человеческой личности. Мы забываем, что у каждого из нас есть огромное количество «зависимостей», и далеко не все из них химические: зависимость от любимого человека, от профессии, от увлечений (коллекционирование, например), от привычного образа жизни, от интернета, от азартной игры…

С точки зрения психологической функции, они друг от друга не отличаются. Любая «зависимость» — не что иное, как средство самоидентификации, один из описанных еще Зигмундом Фрейдом механизмов психической защиты. Мы привыкаем к своим партнерам, и если они уходят от нас, то мы переживаем… абстинентный синдром («синдром отмены»), у нас болит сердце, дрожат руки, мы перестаем спать по ночам. Мы привыкаем к определенному стилю одежды, и, если нас одеть иначе, испытываем легкий абстинентный синдром — нам неловко, тревожно, мы можем вспотеть.

Прежде, чем объявлять «войну» зависимостям, полезно задуматься о том, что такое независимость. Это состояние бодхисаттвы, понимающего, что все вокруг есть иллюзия?

Или это состояние подлинного христианина, способного «возлюбить врага своего», «подставив другую щеку» — тем самым «шизофреникам» и «наркоманам»?

«Другая щека» — это «щека» понимания, прощения и любви.

Что делать… «Подставлять ее» мы пока не научились.

К какому идеалу «независимости» или «нормальности» мы стремимся, если не достигли пока такого уровня духовного совершенства?

Видимо, наша сегодняшняя жизнь наполнена исключительно ценностями зависимого поведения. Разве зависимость от денег и «абстинентный синдром» от их отсутствия не являются главной реальной ценностью современного общества?

Пожалуй, нам всем без наших зависимостей будет плохо, поскольку без них мы рискуем стать… «ненормальными» — лишиться всех социальных связей и всех вполне материальных ценностей, с которыми мы привычно идентифицируем себя.

Несомненно, есть класс объектов (в том числе химических), зависимость от которых опасна для человека. Проблема в том, что система (не только в нашей стране) стремится маргинализировать лишь определенные объекты и начать против них привычную «борьбу», сводящуюся в основном к замене их на максимально близкие аналоги. Только почитайте внимательно инструкции, приложенные к разрешенным психофармакологическим веществам — нейролептикам и антидепрессантам, — особенно внимательно читайте раздел «осложнения».

Систему можно понять, ведь иначе ей придется объявить маргинальной — саму себя!

Без склонности человека идентифицировать себя с объектами внешнего мира невозможна никакая торговля. Ведь те самые «объекты», в том числе лекарства, одновременно являются и товарами. Задача любой рекламы — сформировать зависимость человека от определенного товара или группы товаров.

Если вместо продажи лекарств система поможет человеку искать объекты иного — внутреннего — порядка: призвание, смысл жизни, творческие или духовные ценности, то она разрушит сама себя.

Единственный нормальный путь профилактики алкоголизма и наркомании во всем мире называется «образование». Можно сколько угодно спорить, но процент зависимых от наркотиков среди людей с высшим образованием в среднем в пять раз ниже, чем среди людей с незаконченным средним. Ничего удивительного в этом нет. Образование дает человеку больше вариантов и способов самоидентификации и поиска смысла жизни.

Конечно, было бы здорово, если бы мы под словом «образование» имели в виду не просто наполнение человеческой души плохо перевариваемой информацией, но глубокую, социально активную педагогику, способную увлечь и помочь личности найти призвание и смысл жизни, способную научить противостоять трудностям и неудачам, ожидающим НЕЗАВИСИМОГО человека на его жизненном пути.

У Г. К. Честертона есть роман «Шар и Крест», речь в книге идет о приходе антихриста к власти. Он первым делом пробивает в парламенте закон о создании психиатрической полиции, то есть полиции, у которой есть право определять, кто «нормален», а кто нет.

Сам поиск скрытой склонности к преступлениям — оказывается преступным, поскольку лишает человека права на выбор собственного пути, той самой независимости.

Похоже, что считая себя «православной державой», в области отношения к человеку и его душе мы пока движемся путем главного героя романа Честертона.

В качестве показательного примера можно вспомнить историю понятия «психический статус» — так называется описание психиатром своих впечатлений от встречи с больным. При написании статуса нельзя использовать медицинские термины, — это художественное описание состояния больного, являющееся главным (и единственным) инструментом психиатрической и наркологической диагностики. Диагноз устанавливается именно с помощью художественного описания врачом состояния психики пациента.

Само понятие «психический статус» принадлежит ни в чем не повинному христианскому экзистенциалисту Карлу Ясперсу. Он подразумевал, что, будучи психиатром, вы должны написать краткое произведение — своего рода эссе о человеке, сидящем напротив вас. Но для Ясперса диагностика этим отнюдь не ограничивалась. Врач должен был убрать описание в стол, а через пару дней перечитать его, задумавшись о том, что имел в виду, когда писал свое эссе. Для Ясперса «психический статус» был способом тренировки эмпатии — сочувствия к пациенту, способом понять его душу. В советской психиатрии, видимо, по причине сложности тренировки эмпатии (да и зачем ее тренировать — души у человека в те времена не предполагалось) сохранился только первый этап — само написание статуса, ставшее идеальным инструментом власти над больным. Больше не нужно писать эссе, а потом самому или с помощью коллег анализировать и изменять его, все глубже и глубже понимая больного, сочувствуя ему. Достаточно просто, не используя термины, описать симптомы болезни, которые врач заметил… с первого взгляда. Этот самый «первый взгляд» и становится главным инструментом диагностики — стигматизации.

Поставить диагноз «с первого взгляда» просто. Особенно просто, если таких диагнозов всего два: «шизофрения» и «зависимость» (есть еще один, но он используется все реже и реже), да и те сегодня все больше стремятся слиться друг с другом.

Так что все зависит от того, каким именно образом врач «прищурит глаза», обнаруживая «симптомы» вместо живой души.

Это и есть технология власти…

Станет ли наш мир миром антихриста из романа Честертона, на мой взгляд, зависит от того, захотим ли мы вновь задуматься о том, что означают слова «помочь человеку», о том, чем стремление любить отличается от стремления к власти.

0

77

Психосекта

Три случая, показывающих, как Психиатры втягивают людей в психиатрический образ существования. Назову это психосектой. Примерно, как человек, прибившийся от безысходности к монастырю, может стать послушником, затем монахом.

Павел подсел на наркотики, так как был заброшен родителями. Давно известно, что люди становятся наркоманами от прерванности социальных связей. И лечить наркоманию, склонность к препаратам, препаратами - это закусивший удила бред. Наркомания преодолевается добрым отношением, включением человека в социум, что успешно показали Китай и Португалия. Попавший в лапы психиатрических упырей (ПУ) человек в результате, как умеет, социализуется в психушке, изображая из себя "чокнувшегося". Муторное воздействие психотропных препаратов облегчает эту задачу.

У Алексея - практически открытый сознательный уход от нестроений мира в психушку. Мог бы уйти в монастырь. Нащупал кощееву иглу Психиатрии. И для того, чтобы остаться в психушке придумал непрошибаемый психиатрический мотив. Дескать так он якобы "защищает других от себя". ПУ психологически не в состоянии противостоять подобной аргументации, поскольку именно мнимой "опасностью" пациентов они объясняют своё самовластное желание лишить их свободы. Способ сработал: ПУ не имеют никакого законного права его держать в психушке, поскольку он сам зарабатывает, никому ничего плохого не делает, но оставили его в "монастыре", тем более - им выгодно пользоваться его услугами.

Григорий рутинно зарезал брата по пьянке. Совершенно стандартное преступление. Как известно, большинство тяжких преступлений совершается между близкими людьми. Причины для этого не требуются, достаточно поводов. Возможно, хотел избежать ответственности и перекантоваться в психушке, а потом решил, что это ему подходит, так как со своим яростным характером ему с людьми не ужиться, загремит в тюрьму или убьют. Упоминание о Боге намекает на вариант "монастыря". Для времяпрепровождения, и чтобы потрафить ПУ какими-либо "симптомами", "разговаривает" с усопшими, чем, в сущности, занимаются, например, писатели исторических романов. А так мог бы стать главарём пиратов, допустим.

https://zen.yandex.ru/media/id/5d8464d0 … 03b9e29bc6 , копия в архиве Интернета - http://archive.ph/FMyJG

Око
ПАЦИЕНТЫ ПСИХИАТРИИ
29 января 2020

Расскажу Вам о такой душещипательной и запретной теме, как о причинах поступления «древних» пациентах психиатрической больницы, в которой я работаю...

ДИСКЛЕЙМЕР
Автор не несет ответственности и не предоставляет гарантий в связи с публикацией фактов, данных, результатов и другой информации. Все персонажи являются вымышленными, и любое совпадение с реально живущими или жившими людьми случайно.

Павел 42 года

Находится в стенах больницы с 17 лет. С подросткового возраста увлекался наркотиками. При очередном поступлении в наркологический диспансер врачи заметили порезы на его руке. Решили подержать несколько недель, так сказать «подлечиться» в психиатрической лечебнице. Так как его родным не было дела до него, так и остался он тут по сей день. Со временем на фоне приёма таблеток «для всех», развилась шизофрения. Параноидальный синдром стал заметен, когда пациент находился без работы и оставался наедине с собой и своими мыслями. На выходе мы получаем взрослого мужчину , поступившего с наркотической зависимостью и суицидальными «подростковыми» наклонностями, которому возможно нужно было просто внимание родителей, а сейчас по прошествию стольких лет мужчина просто асоциален в современном обществе и посажен до конца жизни на таблетки от нажитых психических болячек. Ничего не утверждаю, делаю выводы исходя из опыта в общении с данным пациентом

Алексей 48 лет

Лёгкая степень шизофрении с рождения. «Староста» отделения. Совершенно адекватный, взрослый мужчина с «золотыми» руками. Отвечает за территорию возле прогулочной зоны , порядок внутри отделения и бытовые вопросы, связанные с «вкручиванием» лампочек, починкой шкафов персонала, прочистка труб у буфетчиц и так далее. У него было все так же, как и у любого советского школьника, счастливое детство, любящие родители. Только лишь алкоголь и сигареты появились в его жизни слишком рано. Они и повлияли на ранние яркие вспышки психиатрического отклонения. В 14 лет его в первый раз положили для профилактики в местный диспансер. Пролежал он там всего месяц , но на учете состоит теперь до конца жизни. После этого момента прошло около 10 лет. Он успел закончить техникум на электрика, начал жить один, даже завёл девушку. Но в алкогольные запои он стал уходить все чаще и чаще. В очередной из вызовов полиции от соседей, он оклемавшись в больнице решил там и остаться, под предлогом что боится за жизнь окружающих, когда он в таком состоянии. Даже отказал своей девушке в продолжении рода, потому что боялся, что его гены перейдут детям. Что это? Паранойя или осознанность? В любом случае уже 24-ый год Алексей очень гармонично живет и помогает больнице. Получает ежемесячно пенсию и кстати не отстаёт от современных девайсов.

Григорий 62 года

Острый параноидальный психоз на фоне алкогольной зависимости. Родители были алкоголиками, в следствии за детьми никто не следил. На психические отклонения никто не обращал внимания, кто чего только не вытворял по пьянке, правда? По старше так же накидывался с родным братом. В одной из посиделок что-то не понравилось тому , Григорий схватился за нож и зарезал старшего брата. С этого момента наблюдается заикание и шизофреническое расстройство... часто ведёт диалоги с братом и другими умершими людьми. 38 лет уже живет в больнице. Говорит, что бог дал ему вторую жизнь в этом здании. Наотрез не говорит о прошлом, вспыльчивость наблюдается по любому поводу.

0

78

Развод по-психиатрически

Какой прейскурант на психиатрические услуги по гражданскому и/или физическому уничтожению нежелательных супругов? Или это по знакомству делается? По какому-то бартеру? А предупреждают ли психиатрические упыри (ПУ) заказчиков, что в результате тех могут убить?

      https://openrussia.org/mobile/notes/708705/ , копия в архиве Интернета - http://web.archive.org/web/202002101226 … es/708705/

Николай Андрущенко: "Я видел фотографии Путин-Тимченко-Кумарин"
Неопубликованное интервью 2011 года
текст Анастасия Кириленко
23 Апреля 2017, 10:00

Журналист Николай Андрущенко...
- Что вы думаете по поводу убийства Романа Цепова?
- С Цеповым я виделся раз пятьдесят. Думаю, жена покормила его сладким. Цепов же от первой жены избавился, сплавил ее в психбольницу. Вторую - тоже. С третьей он собирался расстаться, но та его опередила.

0

79

Психиатр разбушевался

Самодовольство и гонор психиатрического упыря (ПУ) нарушают нормальную работу руководства советского театра. Хотя и смешат. Жаль, что Жарков не сыграл ПУ. Ему было бы, что сказать.

      https://zen.yandex.ru/media/slava/igra- … 652964f155 , копия в архиве Интернета - http://archive.ph/YSHeX

Жизнь после славы
Игра Алексея Жаркова на сцене привлекла внимание психиатра
10 февраля 2020

Алексей Жарков — знаменитый советско-российский артист театра и кино начал свою карьеру в 13 лет. Он вкладывал душу в каждую роль, поэтому был одним из самых популярных народных актеров. (...)

На этой сцене [Театра имени Ермоловой] за 17 лет он переиграл много ярких ролей и стал одним из ведущих артистов. Алексей так вживался в образы, что однажды ввел в заблуждение психиатра, присутствующего на спектакле “Ван Гог”. Он настолько правдоподобно передал состояние полусумасшедшего художника, что врач обратился к руководству театра с требованием “немедленно госпитализировать этого больного актера”.

0

80

"Не погублю и семи ради"

Здесь ключевое слово - "всех". Дети чутки к добру, и парень обязательно бы оговорился, если бы среди попавшихся ему психиатрических упырей (ПУ) был кто-то не изверг. Сказал бы, что была там, допустим, одна добрая врач. Это значит, что среда ПУ насквозь пропитана злодеяниями.

      https://www.kp.by/daily/27089.5/4161586/ , копии в архивах Интернета - http://webcache.googleusercontent.com/s … mp;vwsrc=0 , http://archive.ph/pkUr5

«Я мечтаю вырасти и убить всех врачей»
МАРИЯ ЭЛЕШЕВИЧ
08 ФЕВР. 2020 19:26
Несколько лет назад Саша Филипенко написал роман «Бывший сын». Тогда на обложке, кроме фамилии автора и названия, были перечислены его награды: финалист национальной премии «Большая книга», лауреат премии «сделано в России журнала «Сноб», лауреат русской премии… Сейчас белорусский автор, который живет в России, представляет свой пятый роман «Возвращение в Острог» - о добре и его последствиях, любви и ее отсутствии, пытках и карательной медицине в детских домах. (...)

Саша вспоминает ребят, у которых брал интервью. Вот, например, 14-летний парень, который раньше жил в детском доме.

- Если бы в каком- нибудь фильме снимали итальянского красивого мальчишку, это был бы он. Он сейчас живет в прекрасной семье в Москве. У него есть подарки, одежда, он много путешествует… И я у него спрашиваю: о чем ты мечтаешь? А он говорит: я мечтаю вырасти и убить всех врачей. И это не форма речи. Он говорит об этом серьезно. Это то, что в нем застряло. И с этим придется работать родителям.

Или вот еще - парень, который из детдома сбегал к бабушке, а его за это наказывали. И он такой не один.

- Его возвращали и отправляли на принудительное лечение, - говорит Саша. - Ребята сбегают - их на лечение, сбегают - на лечение... А потом происходит страшное: они перестают этого бояться.

- Представьте, вас отправляют в психиатрическую лечебницу, где в течение месяца дают только аминазин (лекарственный препарат, который используют для усмирения). Этот психотроп запрещен во всей Европе. Это непростые ребята, многие из них гиперактивны. И им ни в коем случае нельзя давать аминазин... Но никто об этом не думает, потому что так удобно воспитателям и врачам.

- Представьте себе 16-летнего парня, который год своей жизни пролежал под аминазином. Аминазин в российских детских домах дают за любые «проступки»: нахамил, провинился в школе, сбежал из детского дома к бабушке, - Саша долго перечисляет.

0

81

Аутентичный Психиатр

Психиатр не только служит порабощению - см. http://psyterror.9bb.ru/viewtopic.php?id=21#p645 . Он уже и размечтался о нём. Рабовладельческого шила в психиатрическом мешке не утаишь. А в ГЭК уже и особого смысла скрывать рабовладельческий позыв нет, он весь такой.

      https://psy-tati.livejournal.com/569050.html , копия в архиве Интернета - http://archive.ph/a5LjG

О мечтах...
20 фев, 2020 в 1:21

Приехала на "погостить" племянница мужа с полуторагодовалым сыном.
Дома почти идеальный порядок, слегка разбавленный разноцветными машинками по углам, посуда всегда чистая, кастрюли полные - готовят наперегонки с моим младшим.
Думаю, как бы заполучить её в рабство?

См. также об этом психиатрическом упыре (ПУ): http://psyterror.9bb.ru/viewtopic.php?i … p;p=2#p747 , http://psyterror.9bb.ru/viewtopic.php?i … p;p=2#p793 , http://psyterror.9bb.ru/viewtopic.php?i … p;p=2#p798

0

82

Стокгольмский Психиатр

Психиатрический упырь (ПУ) вполне здраво констатирует: в ГЭК люди, и не только подростки, но и взрослые, "понимают в один момент, что ни их жизнь, ни жизнь окружающих не стоят ломаного гроша". Это и есть ситуация Концлагеря, если кто-то не в курсе. Затем каким-то феерическим вывертом сознания он из этого делает не тот вывод, что нужно помогать людям осмысленно и эффективно уничтожить такое положение, но "чтобы подростки из поля зрения полиции ... попадали в поле зрения докторов"?!

То есть, ПУ фактически предлагает тирании услуги "лечения" - ликвидации у людей осознания и мотива преобразования реальности, которую он сам только что признал! С тем же успехом ПУ мог бы предложить попавшему в Маутхаузен и задумавшему поджог барака охраны узнику понаблюдаться в психушке. Как говорит Роберт Шекли:
http://r-sheckley.ru/page/terapija , копия в архиве Интернета - http://archive.ph/9cAJe
"Излечить то, чего на самом деле нет, значит создать фантастическую систему галлюцинаций".

Это даже не тот случай, когда ПУ объявляет бежавшего раба "сумасшедшим" - см. http://psyterror.9bb.ru/viewtopic.php?id=21#p645 . Там ПУ может считать, что есть какой-никакой рабовладельческий правопорядок, и лояльный ему, "хороший", раб занимает в нём определённое место и может на что-то рассчитывать от благосклонности хозяина. Нет, ПУ Пережогин знает, что нет вообще никакого правопорядка, ничья жизнь ни секунды не гарантирована, жаловаться оборотням в погонах и просить что-то защиты, смешно. И тем не менее, он хочет, чтобы жертвы этого Концлагеря, правильно воспринимающие действительность, были переданы под присмотр ПУ! А то они, видите ли, вот незадача, могут решить отомстить за свою сломанную жизнь.

Религиозный человек мог бы, допустим, проповедовать непротивление злу насилием. Но Психиатр - аморальный рационалист. Какие у него могут быть причины мешать узнику расправиться с палачом? ПУ не считает, что в Концлагере его ведению нужно передать палачей. Тем самым, он признаёт право силы. Но тогда с какой стати и чем он намерен "лечить" узника, который на эту перманентно угрожающую силу отвечает своей силой, и получает шанс, в особенности, если так поступят многие, и начнётся восстание?

По сути, остаётся ему только прививать узникам Концлагеря Стокгольмский синдром. Но уже не грубо терроризируя их, чтобы вызвать у них Стокгольмский синдром по отношению к себе (см. http://psyterror.9bb.ru/viewtopic.php?i … ;p=3#p1106 ): этот вариант отпадает, поскольку он считает умозаключения узников правомерными, и в этом плане не может от них требовать изменить свою картину мира, - а как бы сам превращаясь в Стокгольмский синдром, становясь его олицетворением, проникаясь преклонением перед насилием в отношении себя, и шизоидно тщась "заразить" этим мазохистским восприятием узников, а заодно - потрафить Концлагерю.

Это последняя стадия Психиатра, максимум метафизического чувства, выжатого из него брутальным насилием, уже мало нуждающимся в психиатрическом оформлении своих жертв.

      https://nsn.fm/incident/k-probleme-zhes … psihiatrov , копии в архивах Интернета - http://web.archive.org/web/202002272110 … psihiatrov , http://archive.ph/SBiXq

Психиатр объяснил, почему подростки начали подражать керченскому стрелку
Наталья Шатова
26 февраля 2020 12:32

(...) Федеральная служба безопасности задержала двух 14-летних подростков, планировавших нападения на образовательные учреждения в Саратове. Силовики установили, что подростки также намеревались прибегнуть к самодельным зажигательным смесям, инструкции по их изготовлению они нашли в интернете. По данным ФСБ, они пропагандировали идеологию массовых убийств в сети. Малолетних злоумышленников задержали на территории заброшенного бомбоубежища, там же был обнаружен обрез охотничьего ружья.

Ведущий научный сотрудник Центра психиатрии и наркологии имени Сербского Лев Пережогин в беседе с НСН отметил... «Радикализации нет, на мой взгляд. Подросткам свойственна в силу возраста радикальность. Другое дело, что эта радикальность стала трансформироваться в более жестокие поступки. И вот в чем причина, нужно разбираться, исследовать. Нужно, чтобы подростки из поля зрения полиции и правоохранительных органов попадали в поле зрения докторов. Обычно подросткам не свойственно планировать, но в данном конкретном случае были свои переживания болезненные, которые могли привести к методичному планированию задуманного. У разных детей, попавших в тяжелую ситуацию, разные причины. Многие захотят ответить, что это месть за унижение и обид. Но не все. Да, тех, кого оскорбляют и травят много больше, чем тех, которые берут в руки оружие и начинают стрелять. Последней каплей может стать всё, что угодно. А вот что этой каплей окажется, мы не угадаем никогда. А механизмом может стать склад личности таких подростков или взрослых, которые понимают в один момент, что ни их жизнь, ни жизнь окружающих не стоят ломаного гроша. Громко хлопнуть дверью – вот, что им хочется.»

В ходе допроса один из задержанных саратовских школьников рассказал, что заинтересовался идеей массовых убийств в школах год назад, а целью планируемого преступления назвал месть. По словам подростка, ему было безразлично, сколько жертв пострадает от нападения, однако его напарник «рассчитывал на 40 человек». По словам второго подростка, точной даты нападения не было, однако атака, по которой уже имелся план, должна была состояться в мае этого года. (...)

0

83

Психиатр не орёл

При феодализме стариков отдавали на съедение волкам (см. https://ru.wikipedia.org/wiki/Легенда_о_Нараяме_(%D1%84%D0%B8%D0%BB%D1%8C%D0%BC,_1983) ), а при демократии - психиатрическим упырям (ПУ).

Безнаказанность ПУ является альфой и омегой подлинной, а не писанной конституции каждой современной республики.

      https://zen.yandex.ru/media/haydamak/or … e9ce9ac0d0 , копия в архиве Интернета - http://archive.ph/YDXHF

Александр "haydamak" Бутенко
Орловская психиатрическая лечебница
17 декабря 2019

(...) В последние времена сюда упекали стариков, [по]зарившись на их квартиры. Даже одно громкое дело тут было, про старика, которого сюда аж из Москвы упекли. Виновных в Москве нашли, но здесь никто мест и постов не лишился. (...)

0

84

Психиатр - межеумочная помесь вертухая и пахана

Его художественные потребности сводятся к тисканью ро´манов. И он их удовлетворяет, сочиняя неразборчивые и мистифицированные "истории болезни" и "психические статусы". 

      https://zen.yandex.ru/media/id/5ddc18c7 … 555647e68a , копия в архиве Интернета - http://archive.ph/q8HTm

Все психиатры странные
Психдиспансер  21 февраля 2020

(...) Я учился в медицинском 6 лет. И все эти годы я планировал стать психиатром. (...) Ну и пошёл. Отучился на психиатра, потом доучился на нарколога, потом на психотерапевта и понеслось. (...) И во время учебы в универе пошёл пахать в психбольницу мед. братом. Поэтому сегодня я постараюсь вам описать мои мысли по поводу причин очевидных странностей практически всех психиатров.

1. Кто идёт в психиатрию?

Ну я имею ввиду там часто оказывается реально много людей, ищущих неизведанное и мистическое. А это те ещё предпосылки. К слову, я тоже встал на путь материализма далеко не сразу. (...)
⠀⠀
3. Власть врача (тоже про стационар)

Врач в отделении самый главный. Он решает:
- Кто в какой палате лежит.
- Кто может выйти гулять, а кто - нет.
- Кто может прогуливаться по коридору как ему удобно, а кто - даже в туалет только с разрешения.

Это очень портит. Всех. Человек становится менее эмпатичен и более скуп на эмоции. Часто проявляется агрессия. Короче, такая иерархия, как на «зоне» практически. (...)

0

85

Психоконцлагерь и хищения в нём

Опять приходится констатировать, что немецкие фашисты были честнее: создавали концлагеря, включая психиатрические, но хищениями в них не занимались.

      https://sptnkne.ws/vxMM , копия в архиве Интернета - http://archive.vn/Z5DJM

Психдиспансер, концлагерь? Кошмар узников "Дзорака" не просто поразил омбудсмена Армении
Рубен Гюльмисарян
22:13 22.02.2019

Недавно Офис омбудсмена Армении по итогам проверок в больнице для лиц с психическими расстройствами "Дзорак" выявил ряд проблем – маленьких, больших и просто ужасающих. Конкретная лечебница стала обсуждаемой темой, но дело в том, что она не уникальна: ровно такие же проблемы есть в любом другом подобном учреждении.

После того, как Офис Защитника прав человека Армении опубликовал отчет о посещении больницы для душевнобольных "Дзорак", даже привыкшие ко всему граждане испытали немалый шок.

В сообщении пресс-службы офиса омбудсмена говорится, в частности, что обычной практикой является выдача больным просроченных медицинских препаратов и продуктов питания. Пациенты лишены ряда необходимых услуг, профилактика вирусных, инфекционных и неинфекционных заболеваний проводится лишь после настоятельных требований родственников "узников" этого учреждения.

О постоянном отоплении зимой и перенаселенности больницы можно даже не упоминать. Словом, условия больше похожи на исправительное учреждение с повышенной степенью суровости содержания, нежели на гражданскую лечебницу. Специфичность контингента здешних больных вовсе не является поводом для содержания их в невыносимых условиях – как раз наоборот, этим и без того несчастным людям требуется особое внимание.

Впрочем, не один "Дзорак" такой "нехороший": все описанное присуще любому учреждению подобного рода в стране, и на это, в частности, указала в интервью Sputnik Армения начальник управления по предотвращению пыток и плохого отношения Офиса омбудсмена Гоар Симонян.

Симонян отметила, что в первую очередь вызывает обеспокоенность качество медицинского обслуживания и применение запрещенных средств и инструментов усмирения – простыней, жгутов и шнуров разного рода, которые могут и боль причинить, и травмировать больного.

А вот применение медикаментов или физической изоляции в целях усмирения пациентов строго регламентировано. Тем не менее, сплошь и рядом можно с легкостью обнаружить недопустимые комбинации лекарственных средств, которые дают больным с нарушениями поведения, условия их содержания в изоляторах никоим образом не согласуются с четкими правилами, разработанными для соответствующих помещений.

Проблемы с питанием больных (можно сказать – "заключенных", и это не будет преувеличением) столь же многочисленны и разнообразны. Начинается все с тех же просроченных продуктов, соков и варений, приготовленных из фруктов, которые дает здешний сад. Может показаться, что в этом ничего плохого нет – свои же плоды используются. Но дело в том, что это запрещено, поскольку неясна технология приготовления, и такие продукты могут быть потенциально опасными. Именно поэтому и запрещено принимать от родных посылки с домашними консервами.

В каждой такой клинике есть определенный контингент лиц, которые не в состоянии принимать пищу самостоятельно. Симонян говорит, что выясняется неожиданная вещь – кормлением таких людей занимается практически весь состав медучреждения – нянечки, санитарки, профильные врачи, терапевты, но они все равно не успевают провести процедуру приема пищи вовремя. Отсюда вывод: персонала в психиатрических клиниках не хватает, и не хватает очень ощутимо. А вот избыток количества больных, приходящихся на одно учреждение, перенаселенность клиник видны невооруженным глазом.

Дело, скорее всего, в плохо мотивирующей оплате их труда. Но вот что интересно: Симонян отмечает, что сотрудники учреждений, если и жалуются на низкие зарплаты, то ни в коем случае не оправдывают ими имеющиеся недостатки. Более того, жалоб на плохое отношение, на безразличие и тем более жестокость по отношению к пациентам практически нет, в этом плане родственники больных как раз претензий не имеют.

То есть проблемы намного больше системные, нежели порожденные человеческим фактором.

      https://armenpress.am/rus/news/1007787.html , копия в архиве Интернета - http://archive.vn/QzcPU

СНБ сообщает о раскрытии преступления коррупционного характера
10:09, 9 Март, 2020

Служба национальной безопасности Республики Армения сообщает о раскрытии преступного случая коррупционного характера - совершение хищений и фальсификаций. Как передает «Арменпресс», об этом сообщает пресс-служба СНБ Армении.

“Служба национальной безопасности Армении, в рамках полномочий, отведенных законом в сфере борьбы с преступностью, придавая надлежащий правовой ход сигналам о различных проявлениях коррупции, получаемых от различных государственных органов, в результате предпринятых оперативно-розыскных мероприятий выявила преступный случай коррупционного характера - хищения в особо крупных размерах и фальсификации, совершенные должностным лицом.

Согласно полученным фактическим данным, директор ГНКО Центр по уходу за лицами, имеющими проблемы психического здоровья “Дзорак” с целью хищения (присвоения) чужого имущества, вверенного ему, с использованием своего должностного положения, в период 2015 - 2019 гг. принимал на  работу на разные штаты организации граждан, которые фактически не посещали ее. Их данные были включены в бюллетень учета рабочего времени и в списки расчета заработной платы, и за счет государственных средств им была выписана зарплата в размере 25.231.000 драмов Республики Армения, которой фактически распоряжалось указанное должностное лицо. В результате это лицо присвоило вышеуказанную сумму в особо крупных размерах.

Кроме того, в течение того же периода 2015-2018 гг. в журнале посещаемости указанной ГНКО  подписывались и за сотрудников, отсутствующих из Армении.

Также в 2018 - 2020 гг.  ряд бенефициариев круглосуточного платного ухода ГНКО поступали и содержались в центре без соответствующих оформлений, суточная сумма которых, предусмотренная договором платного ухода, в конце каждого месяца взималась лично от родственников бенефициаров и не поступала в кассу организации. В результате присвоения была похищена сумма в особо крупных размерах.

“По факту хищений и фальсификаций должностным лицом ГНКО Центр по уходу за лицами, имеющими проблемы психического здоровья “Дзорак” в следственном департаменте СНБ Армении возбуждено уголовное дело по соответствующим статьям Уголовного кодекса Республики Армения.

0

86

То ли 34.4 тысячи узников психиатрических упырей (ПУ) дееспособны, и ПУ их незаконно заточили. То ли эти узники недееспособны, но ПУ не хотят сие оформлять через суд, поскольку им льстит незаконно лишать свободы дееспособных людей, а не обслуживать недееспособных.

      https://tass.ru/obschestvo/7795063 , копия в архиве Интернета - http://archive.vn/jA8kK

Голикова сообщила, что пятая часть проживающих в российских ПНИ являются дееспособными
19 ФЕВ 2020, 13:44

МОСКВА, 19 февраля. /ТАСС/. ...сообщила вице-премьер России Татьяна Голикова на заседании совета по вопросами попечительства в социальной сфере при правительстве РФ... "34,4 тыс. получателей социальных услуг, проживающих в психоневрологических интернатах, сохранили гражданско-правовой статус дееспособного и еще порядка 3 тыс. - ограниченно дееспособного. В сумме - это достаточно большая цифра." Голикова отметила, что всего было проверено более 152 тыс. человек, проживающих в психоневрологических интернатах. (...)

В этой связи Минтрудом России сейчас проводится работа по дальнейшему определению социального статуса этих граждан, добавила Голикова. "Там сложная работа, которая связана с судами."

0

87

Бред психиатрической камарильи

Это просто праздник какой-то! Художественный критик забывает, что имеет дело с произведением искусства, и о своих исконных задачах, перейдя в лагерь психиатрических упырей (ПУ), превратившись в психиатрического держиморду.

Рецензент зубами вцепился в версию что героиня "сумасшедшая", хотя авторы фильма оставляют открытую возможность, что она провидица. Его более не интересуют прихотливые наслоения интерпретаций, составляющих художественную ткань фильма и теряющихся в многозначительной неопределённости исхода, собственный ответ на которую должен дать зритель. Он требует, чтобы фильм был дидактической иллюстрацией главы психиатрического учебника, ведущей зрителя к "единственно правильному" пониманию. То есть, он впал в бредовое состояние: дескать, лучше режиссёра знает, что с героиней художественного вымысла происходит "на самом деле"!

Он ведёт себя примерно как белогорячий алкоголик, беседующий с чертями. С тем же успехом, он мог бы уверять, что Гоголь неправомерно сгустил краски в рассказе "Вий", а в действительности через магический круг никакая нечистая сила не проникает, и не проникла, и очертивший его философ Хома Брут благополучно отчитал молитвы и получил причитающееся ему вознаграждение от отца панночки.

Так Психиатрия мстит тем, кто стал её подручным.

      https://zen.yandex.ru/media/kinopunk/vo … 76a477d80c , копия в архиве Интернета - http://archive.vn/ZvQuJ

Кино-Панк
Возможна ли нормальная жизнь, если у девушки психическое расстройство: «Наездница»
13 февраля 2020

На Netflix вышла неоднозначная картина «Наездница», соединившая в себе разговор о психических заболеваниях и мистику. Мария Михайлова рассказывает, что в итоге получилось у создателей фильма.

Сара – обычная девушка, которая живет размеренной жизнью без каких-либо новшеств: работает в магазине рукоделия, ходит на зумбу, навещает любимую лошадь на конюшне, а по вечерам смотрит сериал про сверхъестественное. У нее есть странности: застенчивость, некоторая зацикленность на привычных вещах и ритуалах, лунатизм. Но они многим кажутся милыми и не мешают жить до тех пор, пока соседка Сары не решает устроить вечеринку в честь дня рождения главной героини. На импровизированной вечеринке девушка знакомится с приятным парнем по имени Даррен и перебирает с алкоголем. Два сильнейших всплеска- эмоциональный и физический – становятся для Сары спусковым крючком, рычагом. Ей начинают сниться странные сны, которые все теснее и плотнее переплетаются с реальностью, лунатизм прогрессирует, а саму героиню начинают посещать бредовые, маниакальные идеи. В попытке разобраться с собой самостоятельно Сара приходит к выводу о том, что она – клон собственной бабушки, ее похищала внеземная цивилизация, а теперь ее хотят снова забрать в космос.

По общему замыслу «Наездница» выглядит фильмом, посвященным строго психическим заболеваниям. В картине довольно точно и метко показывают состояние человека, который постепенно перестает контролировать собственный разум, эмоции и поведение. Сценарист фильма и исполнительница главной роли Элисон Бри вложила в работу большую долю личного опыта, а также истории из своей жизни: женщины по ее материнской линии страдали психическими отклонениями. Итог получился весьма убедительным. Зрителю не пытаются показать безумца, которого никак не понять стороннему ментально здоровому человеку. С помощью демонстрации снов Сары аудитория может увидеть именно ее «реальность», ее «правду», в которой она существует. В этом состоянии и кроется главная трагедия душевнобольного человека: он чувствует себя непонятым, одиноким, а невозможность доказать окружающим свою правоту дестабилизирует его еще больше.

Тем не менее, несмотря на эмоционально точную картину состояния психически больного человека, «Наездница» позволяет себе несколько неосторожных действий, которые могут серьезно испортить впечатление от фильма. Создатели позволили себе уйти в некоторую мистификацию, не до конца давая зрителю разобраться в том, действительно ли Сара больна или же сам жанр фильма подразумевает наличие в нем сверхъестественных сил. Понятно, что такая путаница создана намеренно: так аудитория еще глубже погружается в состояние главной героини, которая не способна отличить реальность от сновидений. Однако в таком подходе ощущается некоторая фривольность по отношению к психическим заболеваниям, попытка уйти в лишние и даже опасные (sic!) рассуждения о том, что «не все безумцы безумны». В красивых и порой слишком загадочных видениях Сары видится романтизация психологических отклонений, ведь зритель так до конца и не поймет – девушка действительно больна или, может, она действительно провидица? Так фильм вредит сам себе, уводя аудиторию от разумных и нужных вопросов в область мистификации. Еще больше он может навредить самим психически нездоровым людям, для которых такая манера подачи может стать таким же фактором, каким для Сары стал ее любимый сериал про сверхъестественное.

После просмотра «Наездницы» у зрителя, скорее всего, останется очень двоякое впечатление. С одной стороны, в картине явно ощущается искреннее сочувствие к таким людям, как Сара. Создатели очень хотели показать отчаяние, растерянность и защитные механизмы человека, чья нервная система подвержена большому риску. Задеты и такие важные вопросы, как наследственная передача психических заболеваний – что является еще одним серьезным аргументом в пользу признания ментальных отклонений полноценной областью медицины. Хорошо исполнила роль главной героини Элисон Бри: в ее работе чувствуется что-то действительно личное и болезненное. Тем более странным кажется тот факт, что в картину вложили столько ненужной туманности и романтизма – ведь именно с таким отношением к психическим отклонениям борются доктора, больные и сама Элисон.

0

88

В застенке психиатрической инквизиции начала XXI века

Психиатрия - преемник Инквизиции. Конечно, более бесчестный и пагубный. Зверства и количество жертв Инквизиции обычно сильно преувеличиваются. А с Психиатрией - наоборот.

Можно сказать, что Психиатрия - это Инквизиция, спевшаяся с Ведьмами: если Феминистки - их современная разновидность, как кто-то охарактеризовал. Психиатрические упыри (ПУ) настолько единодушны с Феминистками, что я вообще не припоминаю ни одной Феминистки, от них пострадавшей. Как и Феминистки не замечены в борьбе с Психиатрией.

Видимо, обезверившуюся Инквизицию, трансформировавшуюся в Психиатрию, сближает с Феминизмом пустой рационализм.

А, может, это Ведьмы захватили Инквизицию изнутри, изнурив и подчинив её психологически?

Как бы то ни было, сейчас "психиатрические лечебницы" можно делать филиалами Музея религии и атеизма, повсеместно знакомя людей с образчиками инквизиционных застенков.

      https://zen.yandex.ru/media/id/5e138c8b … 00b13f799b , копия в архиве Интернета - http://archive.vn/f7h1u
      (выделено мною. - Л.К.)

Мое пограничное расстройство
Как я попала в психиатрическую больницу
16 января 2020

К такому невозможно приготовиться.

Я думала, что в моей жизни все относительно нормально. Незаметно для меня самой, мое психическое состояние стало невменяемым.

Я просто пошла в ванну и сделала то, что сделала. Позже меня нашел муж и вызвал скорую. Зашив мои раны, меня повезли дальше - в психушку. Я абсолютно не понимала что со мной происходит и почему.

Итак, первое, что происходит в психиатрической больнице: вас всячески заставляют подписать соглашение на госпитализацию. Угрожают, что положат через суд и обратно уже никто вас достать не сможет.

Моя главная ошибка - то, что я подписала это согласие. Я не представляла на что себя обрекаю.

Шаг второй: анализы. Меня заставили сдавать анализы при всем отделении больницы. Я восседала на горшке перед 5 людьми. Видимо это тоже какой то способ морального давления, чтобы итак нездорового психически человека довести до крайней степени безумия.

Идем дальше. Затем людей кладут в специальную палату, где их привязывают за руки и ноги к кровати и несколько дней наблюдают за состоянием. Если человек сопротивляется: сильнейшие лекарства в помощь, и вот вы уже как овощ.

Меня в эту палату не положили, так как у меня были наложены швы на руки. Это меня спасло. Меня хотя бы не привязали и я могла ходить в туалет. Привязанных же пару раз в день сажают на ведро для таких дел.

Положили меня на кровать в коридоре, прямо около туалета. Таким образом, все обитатели этого прекрасного заведения целыми днями и ночами ходили вокруг меня, останавливались, смотрели, трогали...

В общем, ситуация достаточно безвыходная. Врачей там не было. Только санитарки. В основном с садистскими наклонностями. Были и добрые, но их процентов 10 из общей массы. Остальные издеваются как могут.

К примеру, прямо там в коридоре у меня брали мазок. Я простудилась и мучилась от цистита, но лечить меня отказывались, даже за мой счет. Просто терпи.

Большинство пациентов были морально сломаны: за табачные изделия могли помыть все окна на этаже или все унитазы. Хотя это обязанность санитарок и уборщиц. На деле же все делают пациенты.

Некоторые готовы на все просто ради туалетной бумаги, так как ее там нет. И если родные не привозят вам бумагу, зубную пасту и т.д., то все что остается делать - выпрашивать у других пациентов или у санитарок. А санитарки ничего просто так для вас не сделают.

Что было дальше: 2 недели я провела в бинтах и никто даже не проверил что у меня со швами. Плюс цистит. Я думала что не выйду оттуда живой. И знаете, не все оттуда выходят живыми.

За неделю до моего поступления, в этой больнице умерла девушка. Она была привязана к кровати, а другая пациентка над ней издевалась. Никто это не пресек, и девушка умерла от удушья ночью.

Узнав все это, я окончательно убедилась, что мне пришел конец. Самое главное - невозможно доказать, что тебе легче и тебя можно выписать. Так как этим занимается только врач, а врачи туда не заходят.

Только благодаря мужу и родителям мне удалось добиться встречи с врачом. То есть, если бы у меня никого не было - до конца жизни я бы осталась в этом месте. Скорее всего конец был бы очень скорым.

      https://zen.yandex.ru/media/id/5e138c8b … 00b406e945 , копия в архиве Интернета - http://archive.vn/ssYS5
      (выделено автором)

Мое пограничное расстройство
Как я попала в психиатрическую больницу: продолжение
17 января 2020

После каждой встречи с родными меня обыскивали: нужно было все с себя снять, чтобы они убедились, что я ничего с собой не проношу. Нельзя, например, носить там лифчик. Ну и любые колющие и режущие предметы под запретом, естественно.

Что удивило: нельзя плеер, нельзя таблетки, прописанные врачом других больниц(не важно насколько смертельно вы больны, со мной лежала девочка с эпилепсией и ей не давали ее таблетки), нельзя лифчики, нельзя пилочку для ногтей, нельзя телефоны...

Проще сказать, что можно: мыло, зубные принадлежности и туалетную бумагу. Как мне объяснили: как в тюрьме, только ты еще считаешься недееспособным и что с тобой делать решает медперсонал.

В психушке лежат в основном одинокие люди, так как некому бороться за их права. Там много молодых девушек из интернатов. Это самый незащищенный слой населения и именно их используют, чтобы заполнить такие больницы.

Как я уже говорила, большинство пациентов морально сломаны. Они готовы на все, только бы не стало еще хуже. К примеру, санитарки могли поднять кого-нибудь в 4 утра и заставить идти мыть коридор. Хотя и заставлять не надо было, все подчинялись.

Меня эта учесть обошла, опять же благодаря забинтованным рукам. Но меня все равно будили в любое время ночи, чтобы я сдала очередные анализы. Я до сих пор не понимаю зачем и что они искали. Ничего запрещенного я не принимала, и уличить меня было не в чем.

Через неделю меня перевели в палату и я узнала больше о других пациентах. Часто это были люди с голосами, или люди, превращенные в овощей: вставали только поесть и в туалет, не понимали что происходит.

Отдельно хочется поговорить о пенсионерах, которых туда сдают родные. Как удобно избавиться от надоевшей бабушки, положив ее в психушку, не правда ли?

И шансов выбраться оттуда у бедной бабули уже не будет. До конца жизни ее будут травить таблетками, которые делают ее состояние все хуже и хуже. Затем бабушка становится лежачей и вскоре умирает. Стандартная картина, как мне рассказали те, кто лежит там больше года.

Да! Люди там лежат годами. В это время их родственники сдают их квартиры. Иногда и не только родственники, а просто люди, втеревшиеся в доверие.

Самое ужасное, что выхода у таких людей нет. Родные свидетельствуют против них. Адвоката нанять они не могут, так как опекуном выступает психиатрическая больница.

Поэтому очень хочется предостеречь людей, особенно одиноких: не подписывайте никаких согласий. Сами себе подписываете смертный приговор. И главное - юридически все чистенько и вас убивают с вашего же согласия.

Идем дальше. Еда в больнице. О качестве говорить не приходится. Меня тошнило от этой еды. Я бы бездомным собакам такое не предложила. Все испорченное и самого ужасного качества.

Я приспособилась отдавать свои порции другим пациентам, которых эта еда устраивала. Нельзя было что-то не доесть, поэтому пришлось искать выходы. Сама же я ела то, что приносили мои родные. За 2 недели я потеряла 10 килограмм (а я итак была не толстая).

Вилки использовать было нельзя, так же как и обычную посуду. Кормили из алюминиевых мисок, разрешены были только ложки. Делается это для того, чтобы пациенты не могли осколками поранить себя или других.

То есть самостоятельно себе вред причинять было нельзя, а вот санитары могли делать все, что захотят. Например, в один день они не хотели, чтобы кто-то ходил по коридору и закрыли всех в палатах.

Всем поставили по ведру для походов в туалет. Потом эти ведра пациенты же и мыли. Что касается личной гигиены - мыться было можно только с разрешения, в открытой комнате, где ходят в туалет.

То есть ты стоишь в ванне и моешься, рядом кто-то сидит на унитазе. Никаких перегородок и дверей. Все на всеобщее обозрение. Да, это незабываемый опыт, сидеть на унитазе, когда на соседнем унитазе сидит веселая старушка и ковыряется у себя между ног и поет.

Полученный жизненный опыт зашкаливает, только вот зачем кому-то такой опыт. Когда узнала диагноз и то что мне нельзя находиться в стрессовых ситуациях, я была поражена. То есть меня намеренно окунули в среду, в которой мне должно было стать еще хуже.

Вопрос в том, зачем все это делается? Думаю, это сознательное уничтожение незащищенных слоев населения, а также психически слабых людей.

Это такой концлагерь 21 века для геноцида слабых. Возможно многие считают, что так и нужно поступать со слабыми людьми. Но, поверьте, вы так думаете, пока это не касается вас и ваших близких.

Люди с психическими болезнями не выбирают себе эти болезни. Они достойны жить в человеческих условиях. Не нужно уничтожать их как паразитов, ни в чем они не виноваты.

Мой случай достаточно легкий, так как мне помогли родные. О том, что еще произошло в больнице и как мне удалось освободиться оттуда - в следующей статье!

      https://zen.yandex.ru/media/id/5e138c8b … 00ac970fba , копия в архиве Интернета - http://archive.vn/o0vjy
      (выделено мною. - Л.К.)

Мое пограничное расстройство
Как я попала в психиатрическую больницу: заключение
18 января 2020

Через неделю моего пребывания в больнице, моим родным удалось добиться того, чтобы меня принял врач. Ведь только врач мог меня выписать.

Общаться с санитарками было бесполезно. Они не заинтересованы в выздоровлении пациентов, им нужно, чтобы в больнице находились люди. Ведь иначе все психиатрические больницы уже бы закрыли.

Важно понимать, что больницей такое место называть не совсем правильно, так как о лечении там не идет речи. Всем пациентам прописаны одинаковые препараты двух типов: слабые и сильные.

Мне повезло и я принимала слабые, за 2 недели в овоща, как многие там, я не превратилась. Не принимать таблетки не вариант: заставляют открыть рот и показать, что таблетку выпила. Если поймают на жульничестве - будут насильно запихивать таблетки в горло.

Таким образом, независимо от моего желания, мне пришлось принимать таблетки, которые очень плохо воздействуют на мозг. Это довольно страшное ощущение: нужно принять препарат, который сделает еще хуже.

Попав к врачу, я объяснила ситуацию и что я не понимаю зачем мне все это. Через час меня выписали. Вот так просто! А все из-за того, что за меня было кому заступиться.

Не представляю, что стало с людьми, которые обречены жить там годами. Их никто не спасет, так как и их родные и весь мир против них. Они годами принимают лекарства, которые разрушают их мозг.

После моей выписки я еще месяц была как в тумане и очень много спала. Я плохо понимала, что со мной произошло и что вообще происходит. Не знаю, что было бы, останься я там еще на несколько недель.

Все, что я поняла для себя - нельзя обращаться в психиатрическую больницу, нельзя подписывать согласие на госпитализацию.

Позже я проходила лечение, но уже по своему согласию и в дневном стационаре. Там условия более мягкие и есть возможность самостоятельно принимать решения и контролировать свое лечение.

Что касается обычного стационара - это отличный способ сломать свою жизнь и психику.

Со мной лежала девушка, которая пыталась броситься под поезд из-за смерти своего ребенка. Никто не пытался ей помочь, неделю она пролежала привязанной к кровати, в туалет разрешали сходить 2 раза в день.

Ее состояние и без того было плохим. В больнице же она окончательно потеряла веру в людей и в справедливость. То есть человека, попавшего в критическую ситуацию, заставили испытать еще больше мучений.

Не приходилось ожидать помощи и поддержи от персонала больницы. Все надежды были только на людей, которые находились на "свободе" и которым было не наплевать на нас.

Никакой психологической помощи так же не оказывалось, так как врачи просто были не в курсе, кто у них находится на лечении. Звонить можно было только с разрешения врача, а врача никто не видел.

Таким образом, если бы родные не знали где мы находимся - выбраться было бы нереально. В тюрьме у людей есть право на телефонный звонок, в психиатрической больнице прав ни у кого нет.

Ну а люди так настолько отчаявшиеся и сломанные, что уже и не пытаются выбраться. Они понимают, что всему миру наплевать на них, что их родные от них отказались. Какой выход может быть у такого человека?

Благодаря этой больнице я поняла, что в трудной ситуации нас скорее добьют, чем помогут. Нет никакой справедливости и нет никаких прав. Есть только бесконечные издевательства над и так слабыми людьми.

Выживает сильнейший и система психиатрических больниц наглядно это показывает.

Многие психотерапевты предлагают своим пациентам пролечиться в стационаре. Хотелось бы предостеречь людей от этой ошибки. Даже в частных психиатрических клиниках к вам будут относиться как к неполноценной личности, а что уж говорить о бесплатных больницах.

Так же это касается и тех людей, кто хочет "полечить" своего родственника в такой больнице. Прежним вы его уже не увидите. И долго он не проживет. Хотя, кто-то, возможно, этого и добивается.

Очень жаль, что на виду у всех вот так умирают люди, слабые и незащищенные. С немого согласия общества, таких людей травят опасными для здоровья таблетками и сокращают им жизнь.

Причиной всему - юридическая безграмотность населения. Мы не умеем бороться за свои права и защищать себя. Мы верим врачам, которые говорят нам о необходимости госпитализации.

Никто из медперсонала никогда не ответит за свои издевательства над людьми, ведь в обществе итак плохое отношение к людям с больной психикой. Почему-то для многих они уже не люди.

Но я их видела: они люди и они хотят нормально жить. Вот только для большинства это уже невозможно, так как они попали в эту безжалостную циничную систему.

0

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » Глобальный Электронный Концлагерь и пситеррор » Все вопросы » Психиатрия - культ безличности